Category: природа

Упорядочивая журнал

Немного о Добром Мире:
Орудие, Говорящее По-Немецки Фантастический рассказ. История раба и рабовладельца середины 21 века.
Полчаса Города-Леса
Фантастический рассказ. Маленький эпизод из жизни большой доброй планеты.
Гидротехник Фантастическая зарисовка. Немного на тему программы "Профессия-2060"

Atlas Facepalmed
Атлант подтягивает штаны (а теперь и на бумаге)
Краткий конспект романища "Атлант расправил плечи", с комментариями злого читателя, который потратил массу времени на чтение этой разрекламированной плутонацистской мутотени, и хочет навсегда избавить от этой необходимости других.

Конспект гарантирует точную передачу всех ключевых событий, замыслов и мессаджей оригинального романа. При этом он в 7 раз меньше по объёму, в 7 раз менее уныл, в 7 раз менее опасен для мозга, сэкономит Вам массу времени, а ещё предохранит от неизбежных синяков на лице, вызванных злоупотреблением жестом "рукалицо" при чтении оригинала. Кроме того, в конспекте вскрыты и заботливо обозначены флажками глупости, подтасовки и откровенная ложь мадам-авторши, превращающие простодушных читателей в адептов.



Разные истории

Прекрасное Далёко. Фантастическая повесть. Заняла 1 место на конкурсе гражданской фантастики Самиздата "Кто, если не мы?"
    В наш распрекрасный и занятой мир пришёл Гость... Он - скромный человек. Но что-то будет. Никто не отсидится в стороне. Для тех, кто помнит, что была такая страна - Советский Союз.
Быдловедица.   Рассказ.   Вы верите в существование быдла?..
Ложь-60. Рассказ.   Малюсенький рассказ об очень большой проблеме.
Белое солнышъко. Фантастический рассказ. Навеяно новорусским кинематографом - трейлерами, римейками, сиквелами, блокбастерами, продюсерами и прочими известными высокооплачиваемыми пи$$рами.
Сказка с несчастливым концом. Драма категории ЪЪЪ. Ещё малюсенький рассказик. О тех, кто слишком плохо помнит о своих корнях.
Оранжевое небо. Свидомым всех национальностей посвящается. Рассказ. Удостоен хохлосрача второй степени.
    Кто такие на самом деле свидомые? Что ими движет? (Примечание для нормальных украинцев): Ребята, рассказ НЕ про национальность. И вообще не о нациях - а о людях вполне интернациональных. Рассказ про публику, которой хватает в КАЖДОМ народе - и среди украинцев, и русских, и евреев. Герой взят таким просто потому, что этот пример "понятен на пальцах".
В последний раз. Фантастический расказ. Была у Штольца с Обломовым ещё одна встреча. Об этой странной встрече он никому не рассказывал - ни Ольге, ни Андрею - и оттого она осталась неизвестной повествователю "Обломова".
Приключения Залепищева, или кому завидуют богатые. Рассказ.     Кому завидуют богатые?
"Танчики". Бронесказочка. От войны да от «кумы» не зарекайся... Не самая удачная вещь, ну да ладно.
Лодырь и двоечник, вернись на Землю! Фантастический рассказ.
Шашлык совсем без соли Кулинарно-мультикультуральный триллер
Стрелец, Мурло и Грызло Фантастический рассказ.
Две головы, два конца Антинаучно-фантастический рассказ. Новые проделки Мурла и Грызла.
День кротких Фантастический рассказ.
Засланцы-попаданцы Фантастический рассказ.
Реструктуризация Фантастический рассказ.
Утомлённые Этим Самым Фантастический рассказ. И опять про Барина.
Сердце звездолёта Фантастический рассказ. Ну, вы понимаете - подставьте нужное вместо пары фантастических названий.
Герои То ли про героев, то ли про киборгов, то ли опять про животных и джунгли.

Истории бывшего кота Василия:
Бывший кот Василий знает о нас всё. И рассказывает свои истории автору. Истории разные, фантастические и не очень, но все они - о нас с вами.

История первая: За решёткой.   Рассказ. В нашем мире появились новые детали, которые всякий может пощупать - но отчего-то почти никто не замечает...
История вторая: Здравствуй, Василий! Рассказ.  Собственно, о том, кто такой Василий, и что он делает среди людей...
История третья: Наследство Мидаса. Рассказ.  А о чём бы вы попросили Золотую Рыбку?
История четвёртая: Либератор. Рассказ. Тупое насилие - далеко не самая рациональная и эффективная тактика уничтожения врага. Скорее наоборот - поскольку порождает сопротивление. Вся сага о неудачах терминаторов - тому подтверждение. А вот как действовал бы реальный терминатор в реальном нашем мире...

Всякие хохмы.
Остров невезения. Настоящий Максим Каммерер на просмотре небызвестного фильма.
Звёзды - холодные закуски. Сергею Лукьяненко - с уважением.
Плохая примета. Есть одна плохая примета - безжалостная, как законы истории. Не стоит её игнорировать...
Живая книга джунглей. Зарисовка. Про птичью жизнь и опять же неумолимость законов исторического развития.
Герман и ядерная война. Как режиссёр Герман изобразил бы ядерную войну.
История про всепроникающий небесный Пы-луч, с элементами правды жизни
Если бы стрелковое оружие разрабатывали производители видеокамер
Ахтунг! Режиссёр Фёдор Бандрачук снимает римейк «Укрощения огня»!
О дальнейших козлиныхтворческих планах небызвестной команды... (upd: Как в воду глядел... Судя по интервью, уроды взялись за тему Великой Отечественной.)
Мрачная тайна Ы-н’тхуа-лхы-гхы.

"Прокачка-1", "Прокачка-2"... Ой, блджад, говноделы-говнодавы

Онанисты-пидорасы.
Это я "Салют-7" решил посмотреть.
И это всё там так. Более бездарного УГ давно не видывал.
Хорошо, без детей догадался для начала.

PS. Досмотрев до креативно-муд...рого решения сценаристов сбивать "Салют" со своими космонавтами, чтоб "Челленджеру" не достался и ахов что весь космос бует после этого потерян из-за обломков, я выключил звук. Если бы эти говноделы хотя бы догадались сбивать "Челленджер" - и то был бы хоть какой-то поворот их УГ-сюжета. А так просто тупая невежественная халтура от начала и до конца.

Без звука оказалось получше, как с "пока рот не раскроет". Хоть заря и северное сияние неплохо выгядели. И совершенно не захотелось узнавать, что они там кувалдой чинили эдакое с зелёненькими светодиодиками под водопроводной трубой и почему экипаж "Челленджера" им честь отдавал.

Мрачная тайна Ы-н’тхуа-лхы-гхы.

Мрачная тайна Ы-н’тхуа-лхы-гхы.

 

Эта история тянется своими корнями в глубокую древность - седую, как обветренные ледники, которые тогда медленно отступали к северу.

...Ып-хы, храбрый охотник из рода Ып-уп, неуклюже топтался у входа в пещеру колдуна Ы-н’тхуа-лхы-гхы. Он опасливо озирался, нерешительно приглаживая длинную чёрную бороду; поминутно оправлял без нужды большой свёрток коры мать-дерева, который держал подмышкой. Беспокоить сурового колдуна было страшновато. Ещё страшнее - если родичи проведают, зачем он пришёл к колдуну... Наконец Ып-хы решился и, стиснув покрепче свёрток, громко прокашлялся.

- Заходи, кто пришёл! - раздался из пещеры сварливый, скрипучий голос. Ып-хы, склонившись, раздвинул полог и торопливо нырнул внутрь.

В маленькой пещере было тепло и сухо, ел глаза дым, весело трещал огонь. Колдун Ы-н’тхуа-лхы-гхы сидел на медвежьей шкуре возле очага, скрестив тощие волосатые ноги. Отблески огня играли на его жилистом теле, натёртом жиром. Лицо колдуна всё заросло буйным волосом, цвета разъярённого моря; въедливые чёрные глазки поблёскивали из-под косматых седых бровей. Завидев гостя, он отложил два плоских камня, которыми растирал какой-то колдовской порошок.

- Как охота, храбрый Ып-хы? - спросил колдун сурово.

 

Collapse )

 


Живая книга джунглей. Зарисовка.

Живая книга джунглей.

 

Чёрная, горячая, влажная ночь медленно отступила.

- Вижу солнце!.. - протяжно выкрикнул из далёкой выси Орёл.

Душные джунгли, задыхающиеся от горячей утренней бани, огласились торжественными хорами птиц. Птицы на разные голоса обсуждали восход. На верхних ветках ликовали: подул ветерок, видно чистое голубое небо и краешек солнца, хватает свежего воздуха... Птицы пониже торопливо подпевали. Каждая птица радостно пела вокруг себя, чтобы слышали подальше, изредка прислушиваясь к соседкам и к самым верхним. Весёлый гомон стоял до небес. Иногда птицы ненадолго отвлекались, улетая быстренько склевать пару-тройку червяков и гусениц - и скорее вернуться к своему любимому пению. Не пропустить бы нового!

Песен были миллионы. Восемь лучших песен были о восходе солнца. Девятая лучшая - о том, взойдёт ли солнце снова. Десятая лучшая песня напоминала всем, что автор песни номер три - как всегда, идиот и дятел, и сейчас опять Начнётся. Девяносто пять процентов остальных песен, уникальных и неповторимых, были о том же самом. Оставшиеся пять процентов – безнадёжно терялись в песнях о главном.

Гвалт всё усиливался.

- Не взойдёт! Ах! Вдруг не взойдёт! - тяжело переживали самые грустные.

- Идиот! Дятел! Начнётся! Нагадить ему на красную шапочку! - иногда врезались отдельные злые трели.

Но в подавляющем большинстве птицы самозабвенно и радостно передавали друг дружке весть:

- Солнце взошло! Солнце взошло! Солнце взошло! - хотя с восхода прошло уже часа два, и небо давно было затянуто горячей хмарью.

К обеду небо налилось фиолетовым мраком. Оглушительно и резко грохнуло, совсем рядом. Все испуганно замолчали, и в наступившей тишине, среди угрожающе приближающегося тяжёлого шума, далеко разнеслось счастливое карканье попугая:

- Я пр-редупреждал, пр-редупреждал, пр-редупреждал!

Попугай от счастья завис на ветке вверх лапами.

Лирохвосточка, из верхних, немедленно сложила красивую песнь, как ей страшно и как она не хочет Этого. Многие подхватили жалобными чистыми голосами. Но подавляющее большинство теперь демонически хохотало, ликуя:

- Вот дура! Он предупреждал! Он предупреждал! Он предупреждал! Вот дура!

- Сами вы дуры! - обиделась Лирохвосточка, и стала сгонять со своей ветки всех, кто назвал её дурой. Она топорщила крылышки, её сердечко отчаянно стучало: так горько разочаровываться в приличных птицах.

- Дуро! Дуро! Дуро! - слышалось с соседних веток. - Тупая Лирохвосточка - в Тёплых Пёрышках! Гламурное дуро!

Лирохвосточка немедленно с гордостью оглядела свои нарядные и уютные тёплые пёрышки. Ну разумеется, они все завидовали!

Стало совсем темно. И началось... Вспыхнули одновременно десятки ломаных молний, над джунглями встал непрерывный грохот. Налетевший шквал вывалил тонны воды, согнул деревья. Свежести он не принёс - казалось, вода льётся на раскалённую плиту, и взлетает обратно душным горячим паром. Горячий ветер рвал джунгли в клочья. Задержавшегося в высоте Орла швырнуло о торчащий из джунглей утёс. Нахохлившиеся птицы жались к стволам, отчаянно цеплялись когтями за ветви. Им было очень, очень страшно.

Но вскоре ливень прекратился. Посветлело. Гром укатился в мутную даль. Птицы отряхивались.

- Орла убило! – первой запела Лирохвосточка - печальным, красивым голоском.

- Орёл погиб! - засвистели вокруг. - Как жаль! Что мы будем делать?!

- Орёл был дрянью, дрянью, дрянью! – со злобным наслаждением вывел кто-то.

- Ах! Уходи прочь! – в гневе погнала его Лирохвосточка со своей ветки. - Как можно петь такие противные гадости?

Долго ещё джунгли волнами гомонили, из конца в конец:

- Как жаль! Как жаль! Что мы будем делать?!

- Нет, Орёл был дрянью!

И тут снова заорал Попугай, близоруко оглядываясь:

- Солнце уходит, дур-рачьё! Взойдёт ли оно снова?!

Джунгли немедленно взорвались торопливыми прощальными трелями:

- Солнце уходит! Не взойдёт! Ах! Вдруг не взойдёт!

Все спешили выразить своё сомнение. Как можно красивее и громче. Но самую красивую песню об этом сложил, как всегда, Номер Первый. Над джунглями летела горестная мелодичная тоска.

Уходил удушливый влажный день, наваливалась горячая тяжёлая ночь. Птицы замолкали, набираясь сил перед новым днём, который принесёт новые важные темы для песен. Если он наступит, конечно...

Старый толстый удав, сменивший уже двести шкур, сыто дремал, обняв ветку. Он обожал пение птиц. В песнях он не разбирался, но благодаря пению всегда отлично знал, не трогаясь с места, сколько и где имеется певуний, и чем занята каждая. Можно неторопливо подползать – никто и не заметит исчезновения соседки, увлечённый собственными трелями.

***

А внизу, под ярусами ветвей, среди вечной грязи и липких испарений, копошилась своим чередом другая жизнь - унылая, плоская, как сама земля, незаметная сверху. Ползали толстые жуткие змеи, топали и трещали ветвями слоны. Кого-то всё время жрали. Угрюмые обезьяны - не умеющие петь и летать, вечно грязные и лохматые, обленившиеся до того, что перестали влезать на деревья - учились пользоваться пальцами, камнями и палками. У них пока получалось плохо; они впадали в раздражение, ссорились, яростно щеря друг на друга крепкие клыки, ухающе переругивались примитивным мемом из трёх букв.

До изобретения Интернета оставалось ещё пять миллионов лет.

 

Конец.