D.Sanin (d_sanin) wrote,
D.Sanin
d_sanin

Category:

ИСТОРИИ БЫВШЕГО КОТА ВАСИЛИЯ. ИСТОРИЯ ВТОРАЯ: ЗДРАВСТВУЙ, ВАСИЛИЙ!

ИСТОРИИ БЫВШЕГО КОТА ВАСИЛИЯ.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ: ЗДРАВСТВУЙ, ВАСИЛИЙ!

Знаете, как свора собак играет с котом? Это очень весёлая забава. Командная игра, развивающая дух товарищества, чувство собачьего локтя, и всё такое... Для начала находится зазевавшийся кот. Кота обступают, постепенно сжимая хоровод. Тут главное – делать это игриво, дружелюбно, чтобы  не спровоцировать кота немедленно начать дорого продавать жизнь. Жертве всегда надо оставлять надежду. Кот пока танцует, вертится, выгнув спину - и горе тому кто подставит морду  под его восемнадцать когтей. Пёс без глаз не жилец. Но спереди никто и не нападает, дураков нет – спереди только отвлекают. Подонок Дик, например, это умеет делать просто виртуозно. Талант. Яростно наморщив морду, остервенело рявкнув – чтобы аж слюна брызнула для убедительности - делает ложный выпад, и кот совершает последнюю в жизни ошибку: бросается на Дика. Тогда Гадёныш Фоша мгновенным броском хватает кота за хребет - и начинается весёлый волейбол. Девяти кошачьих жизней хватит на всех, всем достанется живого котика...

Вот и сейчас Подонок выходит на свой коронный номер. Гадёныш уже сзади, кот уже заподозрил Подонка... Дурашка... Шаг... Ещё шаг... Пора! Х-х-гав-в!!!

ТРАХ!!! Посыпались искры, ошалевшего Фошу отшвырнуло на пару метров, Дик завизжал и кубарем покатился. Завоняло собачьим ужасом и палёной шерстью.

В отличие от людей, собаки соображают быстро: уже через три секунды стаи во дворе не было, только мелькнул облезлый хвост Дика, забегающего за угол последним. Взлохмаченный кот проводил их горящим недобрым взглядом и распрямил спину. Стоящая дыбом серая шерсть его постепенно разглаживалась. Обошлось... Сейчас бы ещё мягкие бабушкины руки погладили... И поесть, бы... Есть, есть-то как хочется! Логисты, где вы?! Бабушка бы уже пару хвостов минтая дала... Бабушка Татьяна Елисеевна...

Но бабушки больше не было в его жизни. Бабушка навсегда осталась за чертой одного недоброго весеннего утра, когда пьяный от шального солнца Василий решил рискнуть и перебежать дорогу. Не было никаких гудков, никакого визга тормозов... Его накрыло, ударило, перевернуло несколько раз, он приземлился на все четыре, секунду постоял, удивлённо глядя на непривычно кривую лапу и на удаляющуюся машину, потом мучительно кашлянул на асфальт красным и забился в тоскливой смертной судороге. Мир исчез, наступила полная темнота. А потом и темнота исчезла.

Но исчезло не всё. Время не исчезло... Оно ещё где-то призрачно существовало. Еле ощутимо трепыхалось - словно дрожащая паутинка колышет воздух из угла комнаты - бледно, замирая... Складывалось в секунды, минуты, часы небытия...

Время прошло - и в конце его вдруг появилось слово. Слово встало, заполнило собой всё, оно стало миром, Вселенной, оно значило, оно было тёплым, ярким, оно БЫЛО! Слово было: ВЕЛИКАЯ. Затем было другое слово: БАСТЕТ.

Великая Бастет! Удивительно, как много смысла имели эти слова... Великая – это сущность женского рода, непостижимая, перед которой преклоняются... А Бастет – это вовсе не сброшенная со стеллажа статуэтка хорошенькой кошечки, за которую Василию надрали уши, а несравненная богиня... Как много слов потянулось, как много смысла! Великая Бастет, я жив! Под правым боком ощущалось что-то тёплое и мягкое, кругом раздавалось еле слышное гудение. Сильно пахло - чем-то неживым. И кто-то живой был рядом. Василий приоткрыл глаза. Он лежал на процедурном столе, освещённый ярким синим светом. Рядом, за границей света, стояли двое – Добрый и Вежливый. Они ждали его.

От Доброго отделилась мысль и раскрылась внутри Василия. Это не было видно зрением, это просто ощущалось.

- Здравствуйте,  Василий! Как Вы себя чувствуете?

- Спасибо... Спасибо... Спасибо... – мысли входили в Доброго и Вежливого, они в ответ ласково кивали.

- Вы будете теперь наблюдать.

Так Василий стал наблюдателем. Отныне у него была новая жизнь - и она ему уже не принадлежала. Его кошачий мозг усилили, разогнали, научили мыслить, в него поместили массу нужных и ненужных наблюдателю сведений... Сколько видов разумных существ живёт на Земле (три, не считая одного разумного кота – наземные, подводные и пернатые; плюс ещё один полудикий вид пернатых, паре представителей которого Василию в своё время доводилось пускать эти самые перья)... Какие типы цивилизаций имеются вообще и на Земле в частности (на Земле одна техногенная и две этико-иерархических)... Как летает тарелка (до безобразия просто, и как это только авиаконструкторы до сих пор не догадались – дисковидный несущий фюзеляж стабилизируется вращением, самая обыкновенная фрисби)... Как добывать информацию и как с ней работать... И ещё терабайты всяких «сколько», «как» и «что». Великая Бастет, не сведения эти, в конце концов, важны - ведь они же жизнь вернули ему! Жизнь! Уже только за это он был им благодарен и обязан до гроба. Вернее, до полной выработки ресурса. А бабушку Татьяну Елисеевну нужно было забыть, бабушка осталась далеко от Питера – в Опочке. И маму забыть, и папу, и ябеду Катюшку, и восемь томов Конан-Дойля, и сытную жизнь ленивого любимчика...

Да, сытная жизнь закончилась. С едой дело обстояло неважно. Красть – нельзя. Охотиться на грызунов - тратить драгоценное наблюдательное время; да и опасно для здоровья. Не в магазин же идти, золото отоваривать? Логистов было всего двое, и они тоже были заняты в работах на пределе возможностей, и не могли они три раза в день приносить еду... Оставляли в условленных местах, и не всегда было время до этих мест добраться, и не всегда еда там дожидалась Василия... Сегодня, например, его объел хозяин чердака, рыжий Митька. Всё сожрал, весь суточный запас, и на радостях наоставлял вокруг своих торжествующих меток, паразит... И как он только тайник унюхал?

«Есть, есть-то как хочется!!!» - хрипло взвыл Василий. Судьбу он не проклинал, конечно – не слабак. Просто очень хотелось есть. А вот вы – знаете, что такое не есть больше суток? На воздухе, в постоянном движении?

Тут с железным оглушительным грохотом распахнулась дверь парадного, и вылетел на улицу разъярённый мужик – лицо небритое, помятое спросонья, в глазах слепая злоба, в руках ведро и арматурный прут. Мужик страшно замахнулся арматуриной на Василия:

- ФУ!!!

Василий прижался к земле и попятился назад.

А мужик удивлённо остановился, оглядывая двор. Посмотрел на целого и невредимого кота.

- Фу... – выдохнул он с облегчением. – Удрали? Повезло котейке... Кс-кс-кс!

Василий угрюмо смотрел на мужика.

- Кс-кс-кс! Да иди, иди! Напугался, да? Сосисок дам! Вкусные сосиски... Ням-ням...

Мужик поставил ведро с водой, отложил прут. Он держал лодочкой пустую ладонь, наивно подманивая Василия. Он сюсюкал и строил умильные рожи, и вообще был страшно доволен собой, что заступился за кота. Наивный и безобидный мужик, ему и в голову не приходило, что кот без него справился...

Любой благоразумный кот сбежал бы, замахнись на него арматуриной - но Василий, не будь дураком, подошёл. Великая Бастет! Сосиски – стоящее дело, если не врёшь...

«Жра-а-ать... Да-а-ай...» - проскрипел он по-кошачьи и хитро зыркнул сияющим глазом.

Так мы с Василием и познакомились. Я его подкармливал, гладил; он поджидал меня у двери, радовался, тряс хвостом и бодался об ноги – в общем, вёл себя, как самый обычный кот,  подселившийся при доме. Иногда он неделями пропадал, иногда заявлялся каждый день.

И никогда б я не узнал, кто такой на самом деле Василий, если бы не занесло меня однажды в Затерянную Империю Добра. По моей дурости занесло, честно скажу; сам виноват. До сих пор стыдно вспомнить... И вытащил меня оттуда именно Василий; без него я бы пропал. Когда-нибудь, может, я расскажу вам об этом. И вот с тех пор мы и подружились по-настоящему...

 

Д.Санин.

 

 

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments