D.Sanin (d_sanin) wrote,
D.Sanin
d_sanin

Category:

ДЕНЬ КРОТКИХ. Рассказ ужасов.



ДЕНЬ КРОТКИХ.

Захомяцкий, большой начальник в Департаменте Национальной Модернизации, в этот вечер задержался на службе – и оттого закрывал кабинет самолично.

Он дважды повернул ключ, педантично подёргал ручку. Дверь закрылась крепко, и Захомяцкий направился к вахте. Время было позднее, тусклые энергосберегающие лампы в коридоре горели через одну. Захомяцкий непроизвольно ускорял шаг, забыв про солидность: как всякий безобидный человек, он недолюбливал плохо освещённые места. Даже в родном департаменте. А дома ждали жена, горячий ужин и кот Макся. И много-много яркого света.

Захомяцкий широко шагал, бренча ключом и размахивая портфелем. В глазах его стояла усталая дума, а голове пел торжественный хор: "Забота у нас простая, забота наша такая..." Он предвкушал уютный домашний вечер.

И вдруг послышался властный окрик:

- Стоять!!!

Захомяцкий замер на полушаге, обернулся - и втянул голову в плечи. Там, в свете уходящих вдаль плафонов, стояла, руки в боки, крепкая тётка с недобрым огнём в глазах. С ведром и тряпкой. А по мокрому полу отчётливо отпечатались грязные следы Захомяцкого.

 

- Как это называется, я тебя спрашиваю?!

- П-простите... - пролепетал Захомяцкий. - Я н-не заметил, з-задумался...

В животе его стало мучительно тоскливо. Шёл, никого не трогал – и на тебе... Он отчётливо представил себя висящим на фонаре, вывалившим чёрный язык - его чуть не стошнило от щемящего предчувствия внизу живота. Попал...

А тётка демонстративно достала мобильник. Стала нажимать кнопки - зловеще медленно, с садистским наслаждением.

- А я вот щас начальнику смены позвоню - он тебя простит! - сладко пообещала она. - Он тебя так простит!..

Захомяцкий вспотел.

- М-может, договоримся?.. – промямлил он с надеждой.

Он выхватил бумажник, трясущимися пальцами вынул три тысячи. Протянул уборщице.

Та раздулась от возмущения.

- Да ты ох@ел! - взорвалась она полушёпотом. - Мне - предлагать три тысячи!!!

- Пардон!..

Захомяцкий поспешно достал ещё семь тысяч.

- Только, пожалуйста, не надо... народного гнева...

Уборщица сдулась, взяла деньги и сунула в карман синего халата, озираясь.

- Ходют тут всякие... - пробормотала она. - Иди уж. Так и быть - сотру, никто не увидит...

- Спасибо! – счастливо засмеялся Захомяцкий, кланяясь и пятясь. - Хорошего Вам вечера!

Он повернулся и, как на крыльях, понёсся к вахте. К лицу его прилипла приятная улыбка, он что-то сконфуженно бормотал. Надо же – взрослый, солидный человек – и угодил в такую историю... И всё-таки хорошо, что уборщица оказалась нормальным человеком!

...Дома его встретили жена и ласковый Макся.

- Ну?.. - спросила жена строго.

Захомяцкий осторожно отодвинул Максю итальянским ботинком - чтобы не пачкал шерстью брюки.

- Сегодня - пять! - скромно похвастался он. И вывалил деньги из портфеля на подзеркальник - пять тяжеленных пачек.

Жена посмотрела на него глазами влюблённой школьницы.

А Захомяцкий уже шёл в ванную по мраморной лестнице и распевал в голос:

- ... Забота у нас простая, забота наша такая: жила бы страна родная, и нету иных забот!..

Он уже оправился от инцидента с уборщицей. Он снова стал самим собой – главой семьи, важным начальником, прихожанином, членом партии, патриотом, государственником. А уборщица во тьме... Это был просто приступ застарелого страха. Суеверный атавизм, оставшийся от древних времён - как боязнь грозы. Чего их бояться, в самом деле - своего же народа? С ними надо по-человечески, господа!

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments