D.Sanin (d_sanin) wrote,
D.Sanin
d_sanin

Category:

ЛИБЕРАТОР


Истории бывшего кота Василия.
История четвёртая: ЛИБЕРАТОР.

 

***

- Смотрите, босс, этот парень совершенно голый! Вот это мускулы! Настоящий Геракл!

- Где?!

Белый «роллс-ройс» притормозил. Опустилось зачернённое стекло. 

И действительно: в неверном свете фонарей по дорожке шёл голый человек – громадного роста, поразительно мускулистый. Не рыхло-мясистый, как культуристы - а словно бы из подогнанных булыжников. Человек держался уверенно, не озирался, как можно ожидать от голого. Он шагал ровно, как автомат - прямиком к «роллс-ройсу».

- Погодите-ка, Джордж! Погодите... - заволновался пассажир «роллс-ройса», седой джентльмен в белоснежном костюме. Он возбуждённо хрустнул пальцами и дёрнул ручку дверцы.

Голый великан тем временем подошёл и остановился футах в десяти. Он стоял неподвижно - будто вправду сложенный из булыжников, равнодушно глядя на пассажира. Пассажир-джентльмен тоже откровенно рассматривал голого - с игривым вызовом,  заломив бровь.

- Сэр, у Вас какие-то проблемы? – наконец мягко спросил он, оторвав взгляд от мускулатуры незнакомца. – Я могу Вам помочь.

- Мне нужна твоя одежда, - мрачно объявил голый великан. Голос у него был подстать виду - как из железной тары. А глаза, неодушевлённые и злые, смотрели собеседнику прямо в переносицу.

- Может, обойдёмся совсем без одежды? – тонко усмехнулся пожилой джентльмен. Он посторонился, приглашая в машину.

- Мне нужна твоя одежда, - отчётливо повторил великан. – Мне нужен твой банковский счёт. Мне нужен твой автомобиль. - Булыжники-мускулы шевельнулись: он двинулся на пассажира «роллс-ройса».

- Ух, какой решительный! – восхитился пассажир-джентльмен. Он выхватил из кармана хромированный пистолетик, навёл на великана. – Ну, иди ко мне, мой мальчиш-плохиш... Ты не пожалеешь!

В уголках глаз пассажира играли привычно-иронические морщинки – он забавлялся. Ночной ветерок пушил его седые волосы.

- Мне нужна твоя одежда, - повторил упрямо великан. – Твоя машина. Твой банковский счёт. 

 

Он, не шевельнув и бровью, подошёл и стиснул джентльмену руку. Тот взвыл и выронил пистолет.

Другой рукой великан коротко ударил подбежавшего шофёра – шофёр отскочил как мяч, распластался на асфальте.

- Погодите! – заверещал пассажир «роллс-ройса», рухнув на колени. – Разве Вы меня не узнаёте?! Я - Боб Хаксли, продюсер и телеведущий. А-а-а-ах!.. Вам когда-нибудь предлагали участвовать в телешоу? Я устрою! Это - слава и большие деньги!

Гигант замер и отпустил руку.

- Я знаю всех перспективных парней в Лос-Анджелесе – но Ваша мускулатура… - продюсер стоял на коленях, прижав к груди придавленную руку. - Обещаю: с такой мускулатурой Вас ждёт грандиозный успех.

Гигант молча смотрел ему в переносицу.

Хаксли робко кашлянул:

- А утром... я куплю Вам одежду, как у меня – но побольше. И про Ваш счёт подумаем. А? Поймите, это шоу-бизнес, у нас по-другому нельзя...

Великан помедлил несколько секунд - будто вспоминая забытую таблицу умножения - а потом коротко прогудел:

- Идёт.

Он вдруг улыбнулся - так улыбнуться мог бы трактор – и полез в «роллс-ройс».

«Идёт! Идёт!» - ликующе пело в голове продюсера. Разум его помутился от страсти. Он дотронулся трясущимися пальцами до этих громадных мускулов, двигающихся мимо него. – «Идёт! И какое шоу будет!!!» 

 

***

Сара Коннор решительно завернула бейсбольную биту в пластиковый пакет. Бита была увесистая, твёрдая. Если этот наркоман Кайл Риз  снова объявится – получит пакетом с битой по челюсти. 

Ишь, какой хитроумный принц на белом коне объявился! Бла-бла-бла, роботы-убийцы из будущего - а я тебя спасу, прекрасная девица, только доверься! В зеркало бы на себя взглянул, глюконавт... У тебя же на роже написано: «Я – наркоман со стажем. Только доверься мне – тоже станешь немытой вонючкой, гниющей заживо, вечно в поисках дозы».

Во дворе Риза не оказалось. Не было его видно и на улице. И это было хорошо, что бита не пригодилась. Сара ещё никого не лупила битой - и ей не хотелось бы пробовать, каково это. Она ещё раз с подозрением огляделась и пошла к скутеру.

В замке скутера торчала записка, свёрнутая трубочкой. В записке было накарябано, корявыми печатными  буквами:

САРА КОННОР! ПОЖАЛУЙСТА, ВЕРЬТЕ МНЕ! ВАС ХОТЯТ УБИТЬ. ЕСЛИ ВСТРЕТИТЕ ЧЕЛОВЕКА ОГРОМНОГО РОСТА, ОЧЕНЬ МУСКУЛИСТОГО – НЕМЕДЛЕННО БЕГИТЕ! ЭТО ТЕРМИНАТОР, РОБОТ-КИЛЛЕР. ОН НЕ ЗНАЕТ ЖАЛОСТИ И НЕ ОСТАНОВИТСЯ НИ ПЕРЕД ЧЕМ. ИМЕЙТЕ В ВИДУ: ОТ ВАС ЗАВИСИТ БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. ВЫ – БУДУЩАЯ МАТЬ ДЖОНА КОННОРА, СПАСИТЕЛЯ ЛЮДЕЙ В ГРЯДУЩЕЙ ВОЙНЕ С МАШИНАМИ. ТОЛЬКО Я МОГУ ЗАЩИТИТЬ ВАС ОТ ТЕРМИНАТОРА. КАЙЛ РИЗ.

- Вот прилип, козёл! – Сара нервно разорвала записку и выкрутила газ.

Несколько дней назад она с неприятным удивлением обнаружила, что за ней следят. Следил неопрятный парень, явно из неблагополучного квартала - с немытой головой, одетый как дезертир, раздевший первого встречного гражданского. Даже симпатичный, в общем – но неприятно грязный.

Сара не испугалась. Она показала, что заметила парня, несколько раз уходила от «хвоста». Но парень оказался настырным - находил её снова и снова, следил за ней буквально везде. Она вызвала полицию – те приехали, долго прочёсывали квартал, но парня не обнаружили. Сержант - матёрый поджарый коп, которому она всё рассказала - сходу определил, что это не воздыхатель и не квартирный «пастух». Это был явный наркоман или псих с навязчивой идеей – сержант посоветовал держать ухо востро, и обязательно чем-нибудь вооружиться.

Вчера Сара под дверью квартиры нашла листок картона, на котором было накарябано примерно то же, что и в сегодняшней записке. Сержант оказался прав.

А после обеда Сара застукала неопрятного парня опять. Кругом было много людей – так что она подошла и потребовала объяснений.

Парень назвался Кайлом Ризом. Он понёс некий бред про пришельцев из будущего – заезженный и пошлый, как комикс про Супермена из тинейджерского журнала. При этом он позёрски стискивал зубы и дышал ртом, как человек, изображающий тяжкие лишения. Да, это был явный наркоман. Они ведь постоянно врут - с ясными, как у котят, глазами.

Сара его с чувством послала - и объяснила, что он загремит в полицию, если не отстанет со своими глюками. Но Риз всё равно весь день вчера маячил где-то поблизости. А сегодня, с надеждой подумала Сара, похоже, он отвалил.

- Козёл... – сердито поддавала газу она, и скутер утвердительно взрыкивал в ответ.

Перед выездом из квартала Сара увидела сияющий красный «Феррари». У «Феррари» было снято колесо – и кто бы, Вы думали, менял его?! Колесо играючи держал четырьмя пальцами сам Мистер Либератор! Собственной персоной - эту высоченную гору мускулов не спутаешь ни с кем. Колесо Мистер Либератор держал брезгливо, чтобы не испачкать белоснежную футболку. И внимательно смотрел на Сару.

Очень внимательно смотрел. Будто целился.

Она притормозила у перекрёстка, озорно улыбнулась:

- Эй, Мистер Либератор, мы с подругой смотрим Ваше шоу! Вам помочь?

В конце концов - почему простой девушке не поболтать с телезвездой? Не даст же он за это в нос!

То, что это – человек огромного роста и очень мускулистый, Саре в голову не пришло. Это ведь был Мистер Либератор!

Мистер Либератор опустил колесо. Он не улыбнулся в ответ - лицо его было каменным, немного злым. Совсем как в шоу «Сила против насилия» - когда он, с таким же каменным лицом, поднимает автомобили и громит кирпичные стены. Говорят, там всё по-настоящему, никакого монтажа. Интересно, что это означает, когда суперзвезда телевидения уставилась на тебя и молчит? Как будто хочет взять за горло. Или хочет... Сара весело хихикнула.

И тогда Мистер Либератор осторожно (очень осторожно!) шагнул к ней и пророкотал, повернувшись боком:

- Прекрасная леди, помогите. Достаньте у меня из кармана платок.

Он выжидательно смотрел на Сару.

- Нет проблем, Мистер Либератор!

- Уезжай, Сара!!! – вдруг послышался из-за спины отчаянный вопль. Отчётливо донёсся звук затвора. Сара, вздрогнув, обернулась: по газончикам мчался наркоман Кайл Риз. Расстёгнутый плащ развевался, в  руках он держал обрез помпового ружья. – Газуй же!!! Он тебя убьёт!!!

И тогда Мистер Либератор бросился на Сару. Двигался он чертовски быстро - как в ускоренном кино.

Риз проорал что-то совсем отчаянное. Ударил выстрел, картечь хрипло провизжала рядом.

И Сара ясно, с отвратительным бессилием, ощутила, что через несколько секунд её не станет. И закричала от ужаса – впервые в жизни.

 

***

- Ну? Вы согласны? – зло спросил Мистер Либератор.

Сара стукнула зубами об чашечку кофе, осторожно поставила её на стол. Чашечка была из тонкого невесомого фарфора – Саре показалось, что от волнения она может откусить край. Вот был бы номер...

Щёки её горели. Слишком сумасшедший день для неё.

А Мистер Либератор смотрел в упор - бездушно-зло, прямо в переносицу. Саре даже показалось, если она скажет «нет» - он достанет пистолет и выстрелит ей в лоб, а потом спокойно уйдёт. Вот удивительный человек – такое великодушное сердце, при такой жутковатой внешности...

- Леди, время – деньги. У нас в шоу-бизнесе не принято ломаться.

- И... И камеры всегда будут показывать меня – даже когда я принимаю душ, или в туалете?..

Саре очень хотелось стать телезвездой. Кому не хочется?  Тем более вот так, запросто. Да ещё предлагает сам Мистер Либератор, который полчаса назад спас ей жизнь, рискуя собой. Спас, привёз в роскошный ресторан «Четырёх сезонов» - и сделал такое фантастическое предложение... Как Золушке.

Глупо ведь отказываться!

Глупо. Только почему у Сары чувство, что если она согласится, то сделает жуткую ошибку? Предаст что-то бесконечно дорогое. Близкое, как... Как объятия мамы.

Глупость какая-то!

- Решайтесь быстрее, леди, - поторопил Мистер Либератор. - Ничего незаконного. Просто это новое. Имейте в виду: это будущее телевидения – реалити-шоу из обычных людей, как Вы. Для таких же простых людей. Не надо ни петь, ни танцевать – просто быть обычным человеком перед камерами.  Вы будете знаменитой, как первый астронавт. Это стоит миллионы.

- Чёрт побери, конечно, я согласна! - Сара усмехнулась, стряхивая наваждение. Что за слюнтяйство! Никого она не предаёт – это просто старая жизнь не пускает, словно болото засасывает. Как говорит Джинджер - наша жизнь дерьмовенькая, но тёпленькая. Вылезать – лениво и холодно, а в дерьмеце тепло. Но чтобы чего-то добиться, придётся решиться. Встать из тёпленького на холод и идти - иначе так и просидишь в дерьмеце всю жизнь. Разве можно предать дерьмецо?

- Конечно, я согласна!

- Окей, прекрасная леди, - безжизненно оскалился Мистер Либератор. - Рад за Вас. Давайте Ваши часы.

Сара сняла часики и удивлённо протянула Мистеру Либератору.

- Зачем?

Тот взял часики огромными пальцами и сжал. Сара ахнула: на салфетку посыпались шестерёнки и осколки стекла.

- Это некрасивая вещь. У нас это не поймут. Вы пока ещё не суперзвезда, чтобы носить пятидесятидолларовые часы.

Из кармана Мистер Либератор достал коробочку и аккуратно подбросил Саре.

Сара открыла - и обомлела от сияния белого золота:

- Вау! Это же настоящий «Брегет»! С ума можно сойти! Эта штука стоит не меньше двух тысяч баксов…

- Двенадцать тысяч, леди.

Часы были восхитительны – Сара о таких и не мечтала. С виду совсем простые, они поразительно точно гармонировали с окружающим мрамором зала. Вот он, росток новой жизни – только руку протяни!

Сара защёлкнула браслетик на руке.

- И никаких беременностей. Иначе - разрыв контракта и неустойка.

- Нет проблем, - Сара любовалась часиками. Она всё понимала. Бизнес есть бизнес. Чайлдфри так чайлдфри. Тем более, она и не собирается пока.

- Пойдёмте, - сказал Мистер Либератор. - Работа ждёт.

И Сара торопливо пошла следом - навстречу новому будущему. Часики на запястье словно бы заряжали её энергией.

Портье у стойки сдержанно засуетился. Возник откуда-то шофёр в форме, распахнул перед ними двери. Когда они входили в «Четыре сезона», этот портье дружелюбно посмотрел на кроссовки Сары. А теперь - он смотрел на её левое запястье, но уже с подобострастием. Сара Коннор впервые видела подобострастие к себе. Ай да часики!

У дверей Саре вдруг показалось, что в стекле мелькнуло отражение малыша-грудничка. Призрачный малыш лежал на столике - брошенный, голенький - и горестно-горестно плакал. Сара вздрогнула и резко обернулась – но в роскошном холле «Четырёх сезонов», конечно же, никакого брошенного малыша не было. И не могло быть!

Просто она устала - у неё сумасшедший день.

И Сара Коннор побежала догонять Мистера Либератора.

 

***

С тех пор Бог (в которого верят все, кто имеет доллары) благословил Америку ещё двумя годами благоденствия. Мир неторопливо катился к ядерной бойне, которую устроит «Скайнет».

Мальчик по имени Джон Коннор в Лос-Анджелесе так и не родился. Его несостоявшаяся мамаша теперь занималась исключительно собой, делая телекарьеру. Спасти уцелевшие остатки людей будет некому.

Если бы они знали, эти сытые счастливцы, беззаботно гуляющие с детьми по улицам, что дни их сочтены - и закончатся одинаковыми скрюченными «позами боксёра»! Наверное, они бы плакали и умоляли их спасти. Но они не знали - и потому были спокойны и самоуверенны.

Однако в июле 1986 года покой Америки был нарушен. Телеэкраны в домах и барах тревожно замелькали, показывая один и тот же портрет. Отцы семейств дружно брались за ружья и бинокли - от Калифорнии до Флориды.

РАЗЫСКИВАЕТСЯ ТЕРРОРИСТ КАЙЛ «МЯСНИК» РИЗ.

28 ИЮЛЯ 1986 ГОДА ИЗ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ТЮРЬМЫ БЕЖАЛ ОПАСНЫЙ ПРЕСТУПНИК КАЙЛ РИЗ ПО ПРОЗВИЩУ «МЯСНИК», ЛИДЕР ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «АРИЙЦЫ СУДНОГО ДНЯ». БЫЛ ОСУЖДЁН В 1984 ГОДУ ЗА ПОПЫТКУ ОРГАНИЗАЦИИ ТЕРАКТОВ В ГОЛЛИВУДЕ, РАСИСТКИЕ ПРИЗЫВЫ, ОГРАБЛЕНИЯ МАГАЗИНОВ, ТРЕССПАССИНГ И ХАРРАСМЕНТ. ПОДОЗРЕВАЛСЯ В РАСЧЛЕНИТЕЛЬСТВЕ И ПЕДОФИЛИИ. СРЕДНЕГО РОСТА, ХУДОЩАВЫЙ, НА ГРУДИ И РУКЕ – СЛЕДЫ ОЖОГОВ. СКРЫТНЫЙ, ПАРАНОИДАЛЬНЫЙ, КОНТАКТОВ С ЛЮДЬМИ ИЗБЕГАЕТ. МОЖЕТ СКРЫВАТЬСЯ В ПОДПОЛАХ ДОМОВ И САРАЯХ. ВОРУЕТ ЕДУ И ОДЕЖДУ. ПРЕДУПРЕДИТЕ ВАШИХ ДЕТЕЙ. В СЛУЧАЕ ПОЯВЛЕНИЯ РИЗА НЕМЕДЛЕННО СООБЩИТЕ ПОЛИЦИИ.

- Ваш гиннес, мистер... Даст Бог, этого расчленителя-педофила пристрелят, когда будут брать. Что-что? Не понимаю Вас - какая ещё ложь?.. Да Вы шутник, мистер! По телевизору не могут лгать - у нас самая свободная в мире пресса. Пусть Ваш Риз подаст в суд, если считает, что это клевета. Суд будет рад его видеть, хе-хе.

 

***

Солнце ярилось в зените. Над раскалённым пустынным шоссе плавало марево, стекая на склон, поросший сухой травой и кустиками. Нестерпимо хотелось пить.

Наконец-то! Из-за поворота вылетел красный «Феррари», отражаясь в «лужах» марева,  наддал газу на ровном участке. Кайл Риз с удовлетворением оторвался от бинокля – в «Феррари» был только терминатор - и замкнул контакты фугаса.

Человек не может взорвать фугас точно под машиной, идущей больше восьмидесяти миль в час. Такой реакции и точности у человека нет. Зато у человека есть человеческий разум; он может поставить датчик, который сработает точно под машиной. Остаётся только нажать контакт, когда появится нужная цель, пропустив ненужные. Емкостных датчиков полно в развалинах – любой солдат Сопротивления сделает такой фугас в два счёта. Здесь, в 1986 году, развалин пока нет - но датчик раздобыть нетрудно. Кайл Риз свинтил датчик сразу же, как сбежал из тюрьмы. Два года он там маялся, сходя с ума от неизвестности и бессилия – и всё-таки вырвался. Теперь у него новый план. Раз терминатор изменил программу – значит, и ему придётся действовать по-другому. НАДО ПРЕДОТВРАТИТЬ ЯДЕРНУЮ ВОЙНУ. Надо просто спасти это несчастное человечество.

Вначале Кайл хотел связаться с русскими. Они – второй полюс силы, борются за мир, у них могучая наука. И главное: у них нет «Скайнета». Но когда он увидел по телевизору, КТО стал русским главой – с отвращением понял, что русские ему не помогут.

Это была одна из промежуточных моделей терминаторов с биооболочкой – несовершенные, маломощные, только и умеющие что говорить – «Скайнет» использовал их для открывания дверей. Они втирались в доверие людям, изображали убогих, усыпляли бдительность, а потом наводили на убежища боевые машины и открывали им двери. Отличить их было легко – по пятнистой коже (несовершенная тогда биотехнология). У этого пятно было прямо на лбу - и можно было гарантировать, что в России план «Скайнета» будет выполнен на сто процентов.

Кайлу Ризу оставалось одно – сделать то, что должен был изначально сделать терминатор. Уничтожить источник зла в прошлом. Уничтожить «Скайнет» в зародыше.

Ну вот и всё – «Феррари» поравнялся с фугасом. Ударило так, что Кайл испугался – не переборщил ли он. Обломки машины разлетелись по кустам, и долго сверху ещё сыпало всякой мелочью.  Два года назад это было бы всё – но это было два чёртовых года назад. А теперь ему, Кайлу Ризу, нужна целая часть терминатора. Иначе Сара Либератор, бывшая Коннор, ему никогда не поверит – и не поможет уничтожить «Скайнет». А она ЭТО МОЖЕТ – причём легко. Потому что она – жена (вернее, теперь уже вдова) Либератора, нынешнего владельца «Кибердайн Системз».

Вот так всё сложилось.

Оглушённый Кайл бросился к дымящимся остаткам кузова – надо было успеть до приезда полиции. Проклятье! Так и есть – и в кузове, и рядом было пусто! Переборщил...

Он принялся быстро шарить по склону, раздвигая палкой траву и кусты – обходил ровными кругами, методично, постепенно удаляясь от кузова. Палкой влево, палкой вправо. Крупные части должно было швырнуть сюда.  Он нашёл какие-то шестерни, явно автомобильные, спинку сидения, половину коробки передач, мелкие покорёженные гидроцилиндры, перемазанные кровью... Не то. Ах ты, перестарался! И в ушах - как ваты набило.

- Что здесь произошло?! Я могу чем-то помочь? – сверху, из-за куста, посыпались камешки. Следом съехал взволнованный толстяк. Он напоминал налитый водой мешок, засунутый в громадную футболку и необъятные шорты. Толстяк держал наизготовку «Полароид». Понятное дело - здесь все мечтают о мгновенных сенсационных снимках.

Кайл с неудовольствием покосился наверх, на шоссе – там стоял универсал с распахнутой дверцей. Так и есть - первый остановившийся помощничек. Скоро от них отбоя не будет.

Надутое лицо толстяка вдруг стало мокрым. Заблестели капли на лбу, и на щеках, и на шее, и даже на кончиках волос, и футболка его тоже стала мокрой - мгновенно. Глазки толстяка забегали. Узнал...

- Я-я-я... пойду...  звать на помощь...

- Стоять, - приказал Кайл. – Ключи от машины, быстро.

- По-пожалуйста, не убивайте меня...

- Вниз по склону. Не оборачиваться. Бегом!

Мокрый толстяк в ужасе ринулся вниз, по-заячьи петляя между кустов.

Шагов через двести он вдруг истерически ахнул и подпрыгнул, как мяч.  Дальше он мчался, вцепившись руками в волосы.

«Кажется, есть!» - с надеждой встрепенулся Кайл.

 

***

- Пожалуйста, не убивайте меня. Я могу Вам помочь. У меня большие связи и деньги.

Сара Либератор сидела на ореховом стуле ровно и говорила абсолютно спокойно, низким негромким голосом. Руки её покоились на коленях, на Кайла Риза она не смотрела, была бледна – но вообще  держалась замечательно. Даже немного надменно - как истинная леди. Кайл прекрасно понимал, ЧТО про него наговорили - и что она должна сейчас чувствовать.

- Сара, - мягко сказал он. – Поймите – я не угрожаю Вам ничем. Я пришёл защитить Вас.

- Да, разумеется, - согласилась Сара.

Она не верила. Просто вела себя, как рекомендовано заложникам.

И что-то с её низким голосом не так.

Впрочем, это неважно. Кайл Риз победил «Скайнет»! Он уничтожил терминатора, он прорвался к Саре, у него на руках доказательство. Сейчас Сара всё поймёт - она умная женщина. И тогда вместе они уничтожат «Скайнет». Человечество будет спасено.

Риз развернул пластиковый мешок и достал голову терминатора.

Он ожидал чего угодно - но только не того, что произошло дальше.

- Господи!.. Вы убили Либби!

По щеке Сары быстро пробежала слеза, крупная и тяжёлая. И всё.

Чёрт! Она до сих пор считает, что терминатор – человек! Она не хочет смотреть! Она снова глядит мимо, и глаза её почти сухи и немного красны – хотя мысленно оплакивает любимого человека. Поразительное самообладание у матери Джона Коннора...

- Посмотрите получше, Сара, - ещё мягче сказал Кайл Риз. -  Это не человек, это машина. Терминатор, робот-убийца. Видите - металлическая голова обтянута плотью.

- Мясник, - только и сказала Сара и скривила белые губы. Она встала и зябко поёжилась. – Расчленитель. Герострат. Так и знайте, мерзавец: Либби был самым лучшим человеком на земле, самым добрым. Он мухи никогда не обидел. Он всегда был против таких смердячих тварей, как Вы, отравляющих наш мир насилием. Дай Вам волю - Вы бы всех загнали в газовые камеры, Гитлер доморощеный! Ненавижу.

Это было дико и чертовски обидно, слышать такое. Но было и кое-что пообиднее слов: её низкий голос – преувеличенно тихий, теряющийся в гостиной. Невыносимо было находиться в одной комнате с таким голосом.

Сары Либератор скупо бросала слова, и голос её словно выпихивал Кайла вон, как охлёсты перчаткой по лицу. Не злость, не страх слышались в этом голосе, как два года назад. Теперь было гораздо хуже - полное отчуждение. Это даже не стервозность – потому что стервозность это чувство. Хоть и злое – но чувство к равному. А таким тоном говорят «ОТВАЛИ!» Кайл был чужим здесь. Тараканом, случайно заползшим в гостиную. Он был несовместим с этой утончённой роскошью ореховой гостиной; и хозяйку злило, что он здесь. Не для него это всё предназначено - вот такой тон был у Сары Либератор. Таким тихим убийственным тоном русские барыни ставили на место холопов, врывавшихся в их спальни с топорами.

У Риза вдруг мелькнула дикая мысль - не подменили ли Сару терминатором. Он осторожно сжал её запястья.

- Да посмотрите же...

- Как, Вы ещё здесь! – Никогда этот низкий барский голос не потеплеет; не снизойдёт даже до крика - только будет требовать отвалить. Хозяйка этого голоса уже всё навсегда решила. Этому голосу безразлична судьба человечества – ему интересны только люди своего круга, а остальные - тараканы - безразличны. - Да кто Вы вообще такой?! Что Вы о себе вообразили?! Мы делаем для этого мира добро, дарим людям радость. Мы терпеливо преобразуем этот мир, воспитываем людей, учим их добру и свободе. Мы добиваемся в жизни успеха, мы творцы и созидатели - капля за каплей, мы сделаем мир неузнаваемым. Мы хоть что-то делаем. А вы - способны только гадить и портить. Что вам от нас нужно?!

Риз растерялся. Всё было бесполезно. Сара Коннор – враг, и ничем эту стену не пробить, даже самыми железными доказательствами. Как так получилось?

А ведь кого-то она любит, с кем-то смеётся и спорит... Неужели только с... богатыми? Что они сделали с матерью Джона Коннора?!

Мысль о том, что теперь, возможно, придётся убить Сару, вставшую на его пути к «Скайнету», ошеломила Риза.

Он приблизил лицо, сжал её запястья посильнее.

- Ну! Стреляйте же... – сказала Сара, всё так же надменно. И гордо задрала подбородок – Кайлу показалось, что она замахнулась и сейчас ударит его лбом.

Он потерял терпение:

- Да не собираюсь я Вас... .

Он не договорил. Раскатисто грохнул выстрел - и Кайл, замолчав на полуслове, осел на пол. Смерть его была мгновенна – пуля калибра .45 из «Кольта 1911», прямо в мозг.

- Сколько можно было целиться? - пожаловалась охраннику Сара Либератор, забрызганная кровью. – Господи, он меня всё ещё держит.

- Сейчас, мэм... Я разожму его пальцы,  - охранник торопливо убрал пистолет.

 

***

- ...Прошли годы. На площади перед главным офисом «Кибердайн системз» теперь стоит огромный бронзовый памятник: великан Мистер Либератор, заслоняющий земной шар от пуль террористов.  Памятник преподнесён в дар московским мэром. Перед памятником всегда лежат цветы от благодарных граждан.

А корпорация процветает - их новое детище, медиа-сети «Скайнет», протянули свою паутину по всем Соединённым Штатам. «Будущее пришло к вам» - любит повторять корпоративный девиз Сара Либератор, популярная актриса и телеведущая, сенатор от штата Калифорния, нынешний владелец «Кибердайн Системз».

Повисла пауза.

- Хорошенькие истории ты рассказываешь на ночь, - заметил я Василию. – Собственно - к чему притча?

Василий одарил меня ленивым взглядом. Опять он где-то разодрал ухо, заметил я. Бабник чёртов. Когда он успевает?

- Я бы действовал именно так. Насилие всегда оставляет шанс на сопротивление. И вообще, насилие – ничто по сравнению с властью идеи. Телевидение – вот главное современное оружие.

Глаза его остро блеснули, и я понял, что да – именно так он бы и действовал. Почему мы считаем роботов умственными инвалидами?

Василий, меж тем, продолжал молчать.  Он явно чего-то ждал.

Я обернулся - сзади беззвучно мельтешил телеэкран. Я выключаю звук на первой же рекламе, а потом забываю про него – так и мельтешит часами. На экране розовело нежное, немного свинячье личико гламурной богини. Она вела бредовую викторину - что-то вроде "Кто хочет избавиться от остатков разума", или как-то так. Богиня шевелила бровками от умственных усилий, а на нос нацепила солидные квадратные очочки.

Намёки я понимаю с первого раза - поэтому свинячье личико выключил.

Василий вскочил, вывернул розовую острозубую пасть и сладко, с дрожью, потянулся. Натужно потряс могучим хвостом. Потом свалился на другой бок – спиной ко мне.

- А свет можешь не выключать. Свет мне не мешает, - заявил он сонным голосом.

Я улыбнулся и тихонько вышел из комнаты.

Всё-таки - друг.

 

Конец.

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments