D.Sanin (d_sanin) wrote,
D.Sanin
d_sanin

Category:

Игла погибели.

Игла погибели.

 

1.

...Ему снились дивные золотые цветы. На них дрожали капельки золотой росы, порхали золотые бабочки, и нежный золотой звон летел над золотой поляной. Кощей зачарованно стоял, боясь пошевелиться, подставляя лицо под ласковые играющие лучики... Потом он рвал цветы в огромный звенящий букет – для неё, Василисы, клал к её стройным гладким ногам, и она жадно смотрела, нетерпеливо полуоткрыв капризные губки...

И вдруг всё рассыпалось. Рыдающий вопль вырвал Кощея из сладкого сна:

- Папа, вставай, беда!!!

Кощей, недовольно кряхтя, сел на кровати, щурясь от бьющего света люстры и нащупывая очки:

- Фто слуфилофь, мой дравофенный?

- Папа... - голос Президента Демократической Республики дрожал, и дрожал сам Президент. – Прости! Саурон... он...

Кощей, наконец, нашёл треклятые очки и продел лысую черепашью головку в золотые дужки. Дело пошло на лад: сразу отыскались и стакан с зубами, и халат, и шлёпанцы. Он сладко зевнул. Главное – не подавать вида, что встревожен; цари никогда не бегают, потому что в мирное время это вызывает смех - ну и так далее.

- Так что случилось, мой распрекрасный? – Кощей зябко запахнул халат, помял костлявые скулы и ласково улыбнулся.

На Президента было жалко смотреть: щёки тряслись, чёрные глаза безумно бегали, галстук съехал набок. Пахло от него загнанной лошадью. Даже не пахло, а смердило.

- Мы во-во-восстанавливали конституционный порядок... – заблеял он торопливо. - А Са-Саурон всё-таки вмешался и ввёл войска в Шва-Швамбранию!..

«Вот гадёныш...» - Кощею захотелось придушить Президента. Значит, пока он спал, этот щенок всё-таки полез на рожон к Саурону... Он представил себе начало Третьей Мировой - и ему очень захотелось посмотреть, как выглядит Президент со спущенной кожей.

 

Кощей, однако, спокойно встал, прошаркал шлёпанцами по ковру, шутливо дёрнул Президента за галстук:

- Плохая примета – узел галстука под ухом носить... мой дорогой смертный.

Президент совсем посерел лицом и рухнул на колени:

- Папа...

- Ты думал - раз я в этом месяце гощу у тебя, тебе всё можно? – Кощей ласково смотрел на Президента, а тот ползал в его ногах и слюнявил поцелуями костлявые ноги.

- Папа-а-а... Прости-и-и!..

- Пойдём в кабинет, мой дорогой, - Кощей нежно, но крепко ухватил Президента за ухо. - Пойдём, родной, там потолкуем.

Через две минуты Кощею всё было ясно. Лицо его – мёртвая кожа да кости – заострилось ещё больше, и стало видно, как выпирает плохо подогнанный зубной протез. Он отложил распечатки донесений, включил большой телевизор. На экране тревожно мелькали сюжеты CNN: колонны танков, румяные рожи солдат Саурона, припухшие от скверной, но обильной жратвы; чёрный дым над Швамбраэной, столицей Швамбрании, разбомбленной накануне... Саурон вышел воевать всерьёз.

Президент тряс плечами в беззвучных рыданиях, панически мял галстук; узел опять уехал под ухо.

- Какой он нехороший, этот Саурон, - осуждающе сказал Кощей, показывая на телевизор. – Зло, одним словом – что с него ещё взять.

Он уже справился с первым приступом гнева и страха. Большой войны он избежит; но вот удастся ли сохранить Демократическую Республику - вопрос... Проклятье!

- Папа, они сходу вышибли наши войска из Швамбраэны… Через пару суток будут здесь... – Президент хлюпал носом, рот его безвольно расплылся. – Кто же знал?! Господи всемогущий, -прорвало его бабьим голосом, - меня повесят! Этот проклятый Лютый, премьер Саурона... - он в ужасе заткнул мокрый рот галстуком.

Затрясся мобильник: звонил нервничающий американский президент. Кощей велел ему не дёргаться и повременить с тревогой в стратегических силах.

- Видишь, как ты меня крепко подставил, моё солнышко, - он снова потянул костлявые пальцы к горлу Президента, заботливо поправляя галстук, и тот опять бухнулся на колени. Президент принялся отчаянно бить лбом в ковёр, умывая ноги Кощея слезами и соплями.

Кощей любил изъявления любви. Понаслаждавшись ещё несколько минут, он ласково поднял Президента, совсем потерявшего голову от страха. Всё-таки никого лучше здесь у него нет – придётся терпеть этого...

- Не плачь, мой Президентик. Не плачь, дорогой. Я пошутил, - объяснил он. – Поверь, я  тебя душить не буду. Случись что - я придумаю тебе что-нибудь поинтереснее. На-ка, вот тебе ещё президентиков, успокойся, - Кощей достал из стола толстую пачку и сунул размокшему Президенту, приобнял его костлявой рукой:

- Это тебе урок, мой славный. Последний урок – больше уроков не будет. А теперь давай-ка выпутываться из этой поганой истории.

 Президент с готовностью вытянулся, всё ещё трясясяь и глядя в рот Кощею. Казалось, он собирается туда залезть.

- Ты помни главное, - дребезжал успокоительно Кощей, - мы – Добро. А Добро всегда побеждает Зло. Значит, мы победим.

Минут десять он подробно инстуктировал Президента, перемежая чёткие инструкции ласковыми нотациями на тему, что народ нельзя держать на коротком поводке, иначе он может заподозрить свою несвободу и сорваться, а это плохо, когда народ с цепи срывается, а то получится, как у Саурона сто лет назад,  и так далее.

- ...А поверят, папа?.. – робко спросил Президент.

Кощей ласково посмотрел на Президента:

- Иди, работай, мой славный. Иди, сделай так, чтобы народ не сорвался с поводка. Помни – мы Добро, ни на секунду не забывай.

Приободрившийся Президент убежал. Слышно было, как он орёт за дверью на охранников. Кощей потянулся к телефону, вызвал Продъюсера: предстояло главное.


Продолжение следует. Вернее - надеюсь, следует.
Дело в том, друзья, что это был рассказ - и я привёл только его начало. Небольшой законченный рассказ. Однако в процессе доработок выяснилось, что тема огромна.  И я уже долго стою перед выбором - делать ли крупную вещь, или это так, шорох орехов и не стоит возни...



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments