D.Sanin (d_sanin) wrote,
D.Sanin
d_sanin

Categories:

АТЛАНТ ЗАПРАВЛЯЕТ ШТАНЫ ч.3.5

Предыдущие части
1.1   1.2   1.3   1.4   2.1   2.2   2.3   2.4   3.1   3.2   3.3   3.4
***

На заводе Олигарха-Изобретателя происходит какая-то возня, идёт явная подготовка оранжевой революции. Профсоюз в лице свеженанятых рабочих (тех, что бандитского вида) потребовал повышения зарплаты - притом не у Олигарха-Изобретателя, а у Совета Равноправия, да ещё публично в газетах. Совет им публично же отказал. И тогда на заводе начинают потихоньку бузить - ломать оборудование, бить стёкла и устраивать прочий евромайдан. Газеты это комментируют как недовольство тяжкими лишениями и почему-то ужасно беспокоятся за будущее сталелитейной промышленности.

Вскоре Олигарху-Изобретателю приходит извещение, что вся его собственность арестована за неуплату подоходного налога по решению суда аж три года назад. Естественно, никакого суда не было - типа, имеет место бюрократическая ошибка. Но счета и сейфы арестованы по-настоящему. На следующий день ему звонит чиновник из Вашингтона и задушевно объясняет, что произошла ошибка, что они нижайше извиняются, заплатят компенсации и не будут оспаривать встречный иск. На что хитрый Олигарх-Изобретатель, раскусивший их лохотронные приёмы, говорит, что не будет подавать никакого иска. Чиновник в оторопи - жертва выплюнула наживку. Тогда звонит один из Плохих Дядь и начинает зазывать на Важное Совещание. Мол, там заодно мы Вам поможем решить и навалившиеся на Вас проблемы. Олигарх-Изобретатель со стоическим упорством Александра Корейко отрицает наличие у него каких-либо проблем. Плохой Дядя в замешательстве, но потом в конце концов всё-таки упрашивает ОИНС прийти на это совещание. Плохие Дяди на том конце провода злятся - дела их идут плохо, хоть им и помогает вовсю братец ОИНС, которого подрядили сохранить старшего брата на своём месте любой ценой, чтоб не сбежал.

Утром перед Большим Совещанием нашему Олигарху-Изобретателю звонит мама и дрожащим голоском всячески зазывает домой - ей, дескать, очень-очень-очень нужно с ним поговорить, притом именно дома. ОИНС нехотя соглашается ( ну не любит он свою нахлебницу-маму, и мадам не жалеет красок в описании злокозненности мамаши, чтобы читатель разделил это противоестественное отношение к Матери). И вот он приезжает в свой бывший дом - а там и мама, и братец, и бывшая жёнушка (с полуробкой-полунаглой улыбочкой). «А ЭТА чего тут делает?!» «Не можем же мы допустить, чтобы она голодала на улице...» «Ну-с», - интересуется ОИНС, - «зачем звали?» И мама с бегающими глазками начинает объяснять, что они просят его о милосердии. «О каком милосердии?» А вот о каком: чеки на их содержание, оказывается, не пришли в положенное время в связи с арестом собственности Олигарха-Изобретателя - вот они и спрашивают, что им делать, и что он в связи с этим собирается предпринять. «А ничего», - с наслаждением отвечает им ОИНС. «Как - ничего?! А как же нам получить продукты? Бакалейщик не отпускает нам в кредит, если ты не напишешь ему.» «Нет. Не могу брать на себя долги, которых не смогу оплатить.» «Это же формальность, все знают что у тебя миллионы, и арест временный!» «Я не буду обманывать бакалейщика и делать вид, что эти миллионы принадлежат мне. Ведь они принадлежат не мне.» «Как - не тебе?! А кому?!» «Никому. Вы же сами яростно агитировали против собственности - получите и распишитесь.» Дальше родственники начинают очень долго, на несколько страниц, ныть и требовать прощения. Под железные «нет» постигшего истину ОИНС. Мол, времена ужасные, не бросай нас, год назад ты бы так не поступил, мы виноваты, были несправедливы к тебе, заставляли страдать, мы просим тебя просто о чувстве - прости нас, дай нам своё прощение. «Зачем вам это прощение?» Блаблабла, мы молим тебя о прощении - а ты нас побиваешь логикой, а мы просим тебя о сердце, а ты опять со своим холодным ясным разумом, ты торговец, неужели ты не можешь любить даром, неужели ты не можешь проявить чувство не думая, мы неразумны и слабы - а ты умный и сильный, поэтому ты обязан нас прощать и кормить. Аргументы родственников жалки и глупы, они жалобно-нагло требуют незаслуженной халявы (в терминологии мадам это называется «милосердие», и они его опять же именно ТРЕБУЮТ, в то время как милосердие можно только ДАТЬ). Ответы же ОИНС - торжествующие «нет» под мысленные аплодисменты жаждущего отмщения читателя, понявшего что милосердие сакс, а руководствоваться надо личной выгодой, и это есть справедливо. И тут мама в панике проговаривается: «если ты дезертируешь, то они нас раздавят!» - и бывшая жёнушка не успевает ей заткнуть рот. «Вот она, суть их игры» - упивается своей гениальной проницательностью ОИНС, - «они поняли и назвали раньше меня единственный оставшийся мне путь, разум указует мне его, а они пытаются удержать меня и заставить продолжать нести это бремя во имя их братско-каннибальской любви». «Ага!» - говорит он им очень-очень-очень спокойно, - «в виде искупления своей вины вы требуете, чтобы я принёс себя в жертву.» «Ааааа!!!!», - визжит мама, - «опять эта проклятая несокрушимая логика!!! А нам нужна жалость, а не логика!!! Мы хотим жить!!!». ОИНС поднимается, чтобы уйти: «Нет, не хотите. Если бы хотели - знали бы, как меня ценить.» Тогда братец злобно-испуганно заявляет ему, что без денег он не скроется. Тут до ОИНС окончательно доходит: так вот в чём причина этого ареста счетов и сейфов - помешать его побегу! С чем он и благодарит братца за разъяснение. Братец, в свою очередь, проговаривается: «Мать не знала об этом!» «Ага,» - ловит его ОИНС, - «ах ты, жалкая вошь! Но я не скажу твоим дружкам, что ты проболтался.» И идёт прочь с улыбкой, полной гордости, скуки и жалости. И тогда вслед ему визжит бывшая жёнушка: «Ты безупречен и гордишься этим! Так вот, мне есть что сказать тебе!» По её перекошенному лицу ОИНС окончательно догадывается обо всём - и мадам, наконец, до конца разъясняет читателю, зачем жёнушка в своё время окрутила нашего героя: её целью, оказывается, было полностью посвятить себя этому великому человеку, и это с её точки зрения любовь. Зачем, спрашивается? А чтобы обрести власть над ним, сожрать и уничтожить его, низвести до своего жалкого уровня, и тем возвыситься над ним - и потому она якобы так издевалась над его изобретениями, мечтала увидеть его пьяным или изменившим. В этом якобы и есть смысл альтруистической любви, объясняет читателю мадам. А жёнушка тем временем с кудахтающим смехом вопит, что изменяла муженьку, и не с каким-нибудь крутым мачо, а с этой жалкой вошью, Мямлей-Братцем. Аж три месяца назад, ещё до развода. ОИНС слушает её с лицом учёного и мысленно философствует на тему что вот оно, кредо коллективистов, отрицающих личность. Мама последний раз пытается его остановить, схватив за руку:

- Неужели ты неспособен прощать?

И ОИНС патетически заявляет:

- Да, неспособен. Я бы простил прошлое, если бы вы меня сегодня уговаривали всё бросить и скрыться.

На улице его встречает холодный ветер.

Вот такие вот они, человеколюбы - всё о себе да о себе трясутся, не то что славные парни эгоисты.

***

Большое Совещание происходит в том самом номере отеля, где жил Медный Олигарх. Плохие Дяди всячески подчёркивают своё дружелюбие к Олигарху-Изобретателю и страшно обижаются на его предложение вкратце объяснить, какой ещё капкан для сталелитейной промышленности они измыслили.  Плохие Дяди объясняют, что они придумали вовсе не капкан, а замечательный план. По этому плану цену на сталь повысят на 5%, зарплаты рабочим повышать не будут, а сталелитейные заводы страны объединят по образцу Садо-Мазо Объединения Железных Дорог.  Все компании будут передавать свой доход в общий пул, а по результатам года каждая компания получит деньги по потребностям. А поскольку потребность - сохранение мартеновских печей (читатель опять забывается и больно бьёт себя по ушам) - то денег дадут больше тем, у кого больше печей.

Олигарх-Изобретатель иронично смотрит на Плохих Дядь: на что они рассчитывают? Плохие Дяди начинают горячо уверять, что это очень замечательный план - и у них глаза лжецов, которые обманывают собственную совесть. Тогда Олигарх-Изобретатель со спокойно-ледяной усмешкой объясняет, что он не лох, и прекрасно понимает, что на заводах Плохого Дяди - Стального Олигарха 65 печей, из них треть бездействует, остальные льют по 300 тонн стали в день. А у Олигарха-Изобретателя 20 печей, и производят они по 750 тонн ниибацца-сплава в сутки - то есть все деньги будет грести бездельник Стальной Олигарх, а ОИНС разорится.

Плохие Дяди гневаются праведным гневом уличённых в мошенничестве: «Во время национальной катастрофы Ваш долг - служить, страдать  и трудиться для спасения страны!» Олигарх-Изобретатель снова демонстрирует тонкую иронию: каким образом перекачивание его денег в карман Стального Олигарха спасёт Эту Страну? Ему объясняют, что надо идти на жертвы ради общего дела. ОИНС удивляется: почему дело Стального Олигарха более общее, чем моё?  Ему объясняют, что дело в спасении промышленности страны - и нельзя допустить краха империи Стального Олигарха, где работают тысячи рабочих. А сам Олигарх-Изобретатель очень нужен стране, и конечно же, справится со всеми трудностями - он, несомненно, что-нибудь придумает, чтобы не разориться, они в него верят.

Олигарх-Изобретатель предлагает лучшее решение: чтоб они убрались с дороги, сняли ограничения, дали Стальному Олигарху разориться и позволили ОИНС скупить его заводы - и он будет выплавлять на каждом из 60 его мартенов по 1000 тонн в стуки.  Плохие Дяди в ужасе от такого предложения: это же будет монополия! ОИНС тогда предлагает, чтобы заводы Стального Олигарха купил его директор - он и то справится лучше. Плохие Дяди и на это не могут пойтить: они не позволят сильному брать верх над слабым. И вообще не могут позволить себе теоретизировать - надо действовать.

Тогда Олигарх-Изобретатель предлагает другое решение: пусть они забирают его завод, и дело с концом. Плохие Дяди снова в ужасе: о нет, они за свободное предпринимательство, они не хотят вредить ему,  они его лучшие друзья, они не хотят конфисковывать его завод и лишать его собственности. И вообще он им очень нужен. ОИНС объясняет им, что тут у них взаимоисключающие параграфы - они хотят его и обанкротить, и сохранить одновременно.

Биолог-координатор объясняет Олигарху-Изобретателю, что тот не обанкротится, он всегда будет производить сталь, потому что так биологически сформирован, выражаясь научным языком.

Идёт долгий спор, сводящийся к тому, что Плохие Дяди не знают, что делать, но твёрдо уверены, что кто-то решит эти проблемы. Кто решит? Люди. Какие? Какие-то. Олигарх-Изобретатель в ходе этого спора слышит мысленные щелчки, как от правильно подобранных цифр при открытии кодового замка - и наконец, после реплики Мямли-Братца «О, Вы сделаете что-нибудь!» он слышит грохот открывшейся двери сейфа. Он всё понял. Он жизненно нужен этим паразитам, чтобы за них решать все их проблемы и спасти их шкуры! Ларчик открылся просто. Он сам позволил себя оседлать, принял их мораль, они не желают думать - а он думал за них и сам поддерживал своих мучителей своим гением. Тогда Олигарх-Изобретатель берёт шляпу и уходит под панические визги Плохих Дядь, куда же он, не надо, не уходите.

***

Олигарх-Изобретатель мчится в роскошном автомобиле на свой завод по ночной дороге. Мадам страстно описывает визг шин на поворотах, плавное закладывание руля и прочий жизненный успех. Уже на подъезде к заводу он внезапно замечает вспышки выстрелов: на проходной идёт перестрелка. Он (опять же с визгом шин) сворачивает на боковую дорогу. На склоне оврага, несмотря на темноту, он замечает человеческое тело, вроде бы махнувшее ему рукой. Он вылезает из машины и спешит к лежащему человеку. Это тяжело раненый Кормилица. Задыхаясь, тот умирающим голосом сообщает, что на заводе бандиты из недавно внедрённых устроили инсценировку восстания рабочих, но на самом деле всё это подстроено из Вашингтона (как и положено евромайдану). Им нужно оправдание своего гнусного плана объединения сталелитейных заводов - мол, ОИНС не может контролировать рабочих, и правительство вынуждено вмешаться. Кормилица пытался предупредить хозяина - но в него выстрелили и бросили умирать на кучу шлака. Но он дополз досюда, чтобы попытаться найти хоть кого-то, кто сможет предупредить. О, как он хочет жить! Но не потому что умирает, а потому что только сегодня понял, что значит быть по-настоящему живым , когда послал этих мерзавцев к чёрту. Олигарх-Изобретатель ласково берёт с него слово выжить - ради него, ОИНС. Целует парнишку  в лоб и осторожно ведёт к машине. Но не доводит: парнишка по дороге таки даёт дуба, и Олигарх-Изобретатель преисполняется жажды мстить и убивать. Он несёт мёртвое тело, и патетически размышляет о мамаше парня, которая   ревностно заботилась о самом современном питании и гигиене - но имела глупость отдать его в школу, где учили, что разума не существует - и лучше бы она кормила его гнилыми отбросами и ядом, это и то было бы честнее. И дальше мадам яростно описывает, как родители отбивают у детей способность мыслить: «Не задавай столько вопросов, дети должны быть видны, но не слышны!» «Кто ты такой, чтобы думать? Это так, потому что я так говорю!» «Не спорь, слушайся!» «Не пытайся понять, верь!» «Не протестуй, приспосабливайся!» «Не высовывайся, будь как все!» «Не борись, соглашайся!» «Душа важнее разума!» «Кто ты такой, чтобы знать? Родители знают лучше!» «Кто ты такой, чтобы знать? Общество знает лучше!» «Кто ты такой, чтобы знать? Бюрократы знают лучше!» «Кто ты такой, чтобы возражать? Все ценности относительны!» «Кто ты такой, чтобы хотеть избежать бандитской пули? Это всего лишь личное предубеждение!»

Неискушённый читатель содрогается: он ведь и сам слышал, как мамаши пилят детей за постоянные вопросы. Но тут, как и везде у мадам, всё поставлено с ног на голову: мамы ругают детей за постоянные вопросы ровно по противоположной причине. Ведь в какой-то момент дети начинают лениться думать самостоятельно и предпочитают спросить, чем пошевелить мозгами. Зачем думать, если проще спросить? За что и получают - за вопросы, ответ на который сами могут уже найти. Впрочем, ладно. Кстати, фраза «кто я такой, чтобы знать» (или «кто ты такой, чтобы знать») - это такой рефрен в речах всех отрицательных персонажей романа. Они ведь не умеют думать и от других требуют того же.

Олигарх-Изобретатель вносит тело Кормилицы на завод и оставляет в больничке. Бой уже затихает - нерушимый союз вооружённых рабочих и охранников добивает по углам остатки бандитов. Только у ворот ещё идёт стрельба. Какой-то высокий и стройный человек на крыше, держа в каждой руке по пистолету, бешено палит сразу в двух направлениях, притом без промаха. Олигарх-Изобретатель любуется ловкими действиями этого незнакомца. Тут к нему подбегают два типа со злобными тупыми лицами и дубинками  (судя по описанию, типичные евромайдановцы). Они бьют ОИНС дубинками, но звучат спасительные выстрелы, и его, теряющего сознание, подхватывает чья-то сильная рука.

Олигарх-Изобретатель приходит в себя на кушетке в своём кабинете. На голове пластырь. Рядом стоят директор завода и заводской врач - сообщают, что обратили мерзавцев в бегство, а спас Олигарха-Изобретателя доменный мастер Фрэнк Адамс - снёс обоим черепа. Отличный работник, кстати - работает всего два месяца, но лучше работника на заводе ещё не было. Это он узнал о заговоре и организовал рабочую оборону. Это он стрелял на крыше из двух пистолетов и вообще молодчага. ОИНС просит позвать храбреца - тот вскоре прибегает. Это, оказывается, Медный Олигарх собственной персоной и инкогнито. Во как. Они объясняются. Медный Олигарх проницательно замечает, что Олигарх-Изобретатель месяцами изводил себя, размышляя, как выпросить его прощения, но теперь сам видит что нечего просить или прощать.  Он здесь работал мастером доменной печи - ведь сам ОИНС звал его на эту работу. А заодно охранял его. И теперь он собирается докончить старое прерванное дело, ради которого и приходил на завод в первый раз. Теперь Олигарх-Изобретатель готов окончательно.

***

Лютая Сестра, бедняжка, опять работала до 4 ночи. Но выспаться утром ей не дают, врывается Мямля-Братец в панике: Олигарх-Изобретаталь скрылся! ЛС торжествующе хохочет. Мямля-Братец не понимает этого хохота, и топает ногами: в квартире ОИНС нашли открытый сейф, из которого он что-то забрал, а ещё он прихватил кое-какую одёжку, и больше ничего не тронул. И верхушка завода тоже дезертировала - директор, главный металлург, секретарша, и даже врач! Завод стоит в бездействии, это национальная катастрофа. И вот, требует Мямля-Братец, ЛС должна Олигарха-Изобретателя вернуть, ведь она его любовница и знает где его искать. ЛС с глубоким презрением выпроваживает Мямлю-Братца.

Газеты вопят вразнобой , что это всё враньё, никуда ОИНС не исчез, а работает в обычном режиме. Другие вопят что это предательство - придавать слишком большое значение его исчезновению, не надо преувеличивать роль личности. Третьи вопят, что ОИНС не дезертировал, а погиб в автокатастрофе. Количество душещипательных семейных самоубийств возрастает, бегство торговцев и заводчиков сё ширится.

А через неделю ЛС получает короткую записочку без обратного адреса: «Я познакомился с ним. И не виню тебя. ОИНС.» У ЛС на душе тяжкие сомнения - и где теперь Голт, не бросил ли её... Увидеть его она не пыталась - только просмотрела платёжные ведомости рабочих и обнаружила там имя «Джон Голт» - типа все 12 лет он ни от кого не прятался.

А по стране катится череда восстаний, о которых не пишут в газетах - только поездные бригады рассказывают, да дырки от пуль в вагонах красноречиво свидетельствуют. Восстания  глупые и обречённые - перестреляют чиновников, захватят всю собственность, промотают и через неделю их уже нет. А СМИ тем временем вопят на разные голоса, что 22 ноября Глава Государства сделает доклад в прямом эфире о мировом кризисе.  «22 ноября - судьбоносный доклад», «22 ноября мы услышим ответы на все вопросы», «слушайте Мистера Главного 22 ноября», «Глава Государства 22 ноября даст нам ответ» и т.д..

22 ноября утром Мямля-Братец заходит к ЛС и сообщает ей, что Мистер Главный хотел бы с ней встретиться на совещании перед радиопередачей. Он ведь будет вести передачу из НЙ и перед передачей собрался советоваться с ведущими промышленниками, рабочими, учёными и лучшими чиновниками. Совещание начнётся в пол-восьмого, а выступление будет в восемь. Почему так мало времени на совещание? А потому что Глава Государства такой занятой, ему некогда совещаться дольше.

И вот ЛС в студии в сопровождении Героя-Друга-Детства, а Мямля-Братец за ними присматривает. В студии Плохие Дяди в расширенном составе, плюс Главный Учёный (сильно постаревший и иссушенный презрительной горькой ненавистью), плюс ещё несколько бизнесменов с Кидалой-Стрелочником во главе. Глава Государства с пачкой машинописных листов ходит между группочек собравшихся, кивает и жмёт руки, но ни о чём не совещается и вообще, как мы помним, он - полное ничтожество. В 19:50  всех разгоняют по креслам, газетные фотографы запечатлевают исторические моменты и Дружную Семью. Хотят снять сцену «Глава Государства между Наукой и Промышленностью» (между Главным Учёным и  Лютой Сестрой) - но ЛС гордо и спокойно отказывается участвовать в этом балагане. Назревает скандал, на ЛС испуганно шипят и топают ногами. Но вскоре происходит нечто, из-за чего про ЛС забывают: прибегает главный инженер радиостанции и в панике докладывает, что с выходом в эфир могут быть проблемы. А время-то - 19:58. Глава Государства начинает истерить - что значит «не могут выйти в эфир»? Главный Инженер мямлит - они не понимают, что происходит, просто не могут выйти в эфир. Но работают над исправлением ситуации. «Вы сошли с ума?!» «Должно быть. Я ничего не понимаю: станция не работает.» «Механическое повреждение?!» - вопит Глава Государства, - «В такой момент?!! Как вы управляете вашей станцией!!!» Но главный Инженер робко объясняет, что со станцией всё в порядке, она исправна - просто они не могут выйти в эфир. Глава Государства орёт: «Вы не должны допускать этого!!! Выпустите меня в эфир!!!» Главный Инженер мягко объясняет, что происходит что-то непонятное, возможно, какой-то природный феномен: все диапазоны забиты могучим источником помех, перед которым их передатчики - сущая игрушка. Это, говорит он, похоже на радиоволны, только такой частоты, какой никогда не создавалось раньше, никогда нигде не наблюдалось, никогда никем не было обнаружено. Тут с Главным Учёным случается истерика: он рвёт с головы волосы и воет, грозя кулаками небу: «А-а-а-а-! Ты кем меня перед читателями выставляешь, дура?! Двоечница чёртова, ты хоть понимаешь, что такое радиоволны и что с ними происходит при увеличении/уменьшении частоты, и как это влияет на приёмники?!» Но Главный Инженер радиостанции его одёргивает: «Ша, мужик! Мы в дамском романе, так что веди себя прилично и визжи положенное «Это невозможно! Никто на свете не мог этого сделать!» А я тебе буду устало отвечать: «Да, такой передатчик невозможен. Не может быть. Но он есть.»»

Глава Государства воет: «Сделайте же что-нибудь! Я должен произнести речь! Немедленно решите эту проблему! Я приказываю! Всех уволю, всех инженеров-электронщиков в Этой Стране!»

И тут из радиоприёмника слышится типа мужской, ясный, спокойный, непримиримый голос, какой, типа, уже много лет не звучал по радио. И сообщает, что Глава Правительства сегодня говорить не будет  - говорить будет он. Вы, дескать, должны были услышать доклад о всемирном кризисе - сейчас вы его услышите. Среди гробовой тишины слышатся три возгласа: торжествующий (это ЛС), удивлённый (это Герой-Друг-Детства, тоже узнавший этот голос), и вопль ужаса (это Главный Учёный, тоже узнавший этот голос). А голос продолжает: « В течение двенадцати лет вы спрашивали: кто такой Джон Голт? Вы слушаете Джона Голта. Я - тот человек, который любит свою жизнь. Я - тот человек, который не жертвует своей любовью и своими ценностями. Я - тот человек, который лишил вас ваших жертв, разрушил таким образом ваш мир, и если хотите знать, почему гибнете вы, боящиеся знания, я - тот человек, который сейчас вам это скажет. »

Дальше начинается Очень Длинная Унылая Речь, примерно на 80 страниц, известная как «Речь Джона Голта». Речь эта написана отборнейшим псевдофилософским канцеляритом и представляет полное изложение душеспасительной философии мадам-авторши. Мадам несколько раз в романе уже обмолвилась, что богачи совершали ошибку, живя по законам морали, придуманным их врагами. Она исправляет эту ошибку и - не более, не менее - даёт миру новые моральные законы, эдакую новую мораль от богачей.


Продолжение следует.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments