D.Sanin (d_sanin) wrote,
D.Sanin
d_sanin

Category:

АТЛАНТ ПОДТЯГИВАЕТ ШТАНЫ ч.3.3

Предыдущие части
1.1
1.2
1.3
1.4
2.1
2.2
2.3
2.4
3.1
3.2

***

Главного учёного привезли на таинственные испытания объекта Икс в некую пустынную местность. Привезли два секретных чиновника от науки, ничего не объясняя, грозно требуя лояльности и сотрудничества. Гостевая трибуна, высокие чиновники с самим главой правительства, пресса, атмосфера готовящейся сенсации.  Верховодит на испытаниях координатор-биолог, он нагл, высокомерен, но при этом явно перекладывает ответственность на Главного Учёного - прикрывается его авторитетом, вот, мол, человек, благодаря трудам которого возможно сегодняшнее торжество. Дело поворачивается так, что ни о чём не подозревающий Главный Учёный вынужден объяснять прессе, что здесь происходит - ему приходится нести околесицу про то что Главный Научный Институт не является орудием в чьих-то алчных интересах и оттого служит человечеству, и раз он некоммерческое предприятие, то делает только Добро.

Гости занимают трибуны, раздают бинокли. Видны развалины фермерского дома, привязанные козы. А поодаль виднеется странное уродливое приземистое грибовидное здание. Кординатор-биолог напыщенно вещает о последних исследованиях в области звуковых колебаний, благодаря которым были обнаружены определённые частоты, которых не может выдержать никакая органическая или неорганическая субстанция. Короче, режим создал очередное Жуткое Оружие Массового Уничтожения. «Ксилофон» включают, и неслышный луч за несколько секунд уничтожает и развалины фермерского домика, и несчастных коз. В козах лопнули все сосуды, а в зданиях испарились все металлические детали. Луч направленный, радиус действия - 100 миль, но могут осилить и 200, и 300, если получат наконец потребные количества ниибацца-сплава.

Автором этого чудесного изобретения объявляют Главного Учёного - ведь это именно благодаря его фундаментальным работам в области космических лучей и передачи энергии стало возможным сотворить такое чудо. (Да уж, представления мадам-авторши о космических лучах и звуке так хорошо идут к её шляпке и её представлениям о законе сохранения энергии!) Главный Учёный в шоке от такой славы (и такого бреда).

Разумеется, оружие предназначено для подавления восстаний - координатор-биолог объясняет это намёками негодующему Главному Учёному. Всю страну застроят такими башенками - и вуаля. Координатор-билог гнусно торжествует: ни один частный предприниматель не смог бы создать такое изуверское чудо-оружие, поскольку оно не приносит прибыли. Вот такая мораль.  (Ох уж эти аптекарские дочки, не подозревающие о существовании таких высокоприбыльных оружейных компаний, как Lockheed Martin, Boeing, Northrop Grumman и т.д.)

Присутствующим жутко. Они подбадривают себя речами о лояльности, сплочённости, вере, аскетизме и т.д.. Главному Учёному тоже страшно - а проклятый координатор подталкивает его произнести приветственную речугу, шантажируя прикрытием Главного Научного Института, объясняя, что работу он теперь на найдёт, и несколько раз повторив любимый тезис мадам что «разум не имеет власти над людьми». И вот Главный Учёный идёт к микрофону. К нему подбегает молодой-честный журналист, просит сказать Правду, спасти их всех, ведь он единственный кто может - но выбор сделан, и запуганный Главный Учёный произносит речь о своей гордости за это новое орудие с несметным потенциалом цивилизующего и освобождающего воздействия на человеческий разум.

***

ЛС тем временем добирается до аэропорта. Видит газеты, в которых мямля-братец опровергает слухи, будто она дезертировала. И вообще вокруг её исчезновения в газетах немалый шум, а Олигарх-Изобретатель назначил награду в 100 000 тому, кто найдёт обломки её самолёта. Она находит первого встречного репортёра, сообщает ему что жива. Потом звонит Олигарху-Изобретателю - секретарша несказанно рада, но её босса нет на месте, он ищет тело ЛС в Скалистых Горах. Секретарша оставляет телефон гостиницы, где тот живёт. ЛС дозванивается до гостиницы, убитый горем олигарх у себя, идёт душещипательный разговор. ЛС рассказывает, что была подобрана после аварии некими людьми и осталась без связи.

Добравшись до НЙ, первым делом мчится в офис. А там опять перемены, и распоряжается некий Объединитель от правительства. Этот Объединитель творит очередные мудацкие гадости - на глазах у ЛС приказывает на пару дней отменить фирменные экспрессы и угольные поезда, а технику направить в Аризону на перевозку грейпфрутов, и ему пофиг её возмущение. Герой-Друг-Детства на грани обморока, увидев ЛС живой. Справившись с потрясением, он поясняет, что против Объединителя ничего поделать - у него огромная власть, он контролирует выполнение Коварного Правительственного Плана Объединения Железных Дорог.  А грейпфруты тут вот при чём: некие коррумпированные братцы выкупили у несчастного банкрота фруктовое ранчо в Аризоне, а поскольку у них лапа в Вашингтоне - то для них и высвобождают вагоны и локомотивы,  перевозить грейпфруты голодающим олигархам Нью-Йорка.  Ещё новости: взорванный туннель так и не раскопали, объезд по старому пути так и не сделали - теперь гонят свои поезда по чужой ветке.

Приходит мямля-братец вместе с Объединителем. Раздражённо приветствует ЛС, устраивают совещание. ЛС диктует Герою-Другу-Детства официальное сообщение журналистам, как она летела (мадам всё время забывает такую мелочь, как угнанный самолёт), поскользнулась, упала в Вайоминге, потеряла сознание, лежала две недели у подобравших её овчаров, телефона у них не было, до города далеко и прочее враньё (как мы помним, ЛС по жизни очень честная и солгала якобы только один раз). Но мямле-братцу этого мало, он требует специального выступления, где бы она  успокоила общественность относительно положения с железными дорогами.

Дальше Лютой Сестре наконец рассказывают, что это за Коварный План  Объединения Железных Дорог. Вместо нормальной национализации мадам нам преподносит очередное изощрённое садо-мазо: все дороги слиты в одну сеть,  весь доход поступает в Вашингтон, а потом распределяется в соответствии с Очень Современным Принципом Распределения: не на устарелой основе количества прошедших поездов и тоннажа перевезенных грузов, а на основе потребностей. А потребность, многозначительно мямлит Мямля-Братец, это сохранение путей в исправном состоянии - соответственно, больше денег получают те, у кого больше протяжённость путей - то есть их ж/д концерн. ЛС бьётся башкой об стол, не веря ушам: получается, они пускают трансконтинентальные поезда по самым важным участкам дороги конкурента, не платя им ни цента, и две трети расходов за трансконтинентальное движение несёт их конкурент, а сами они гребут деньги за неиспользуемые простаивающие пути?! Мямля-Братец мямлит, что это ложь, что они таки пускают по эти путям местные поезда, раз-два в сутки, так что всё честно. А количество поездов определяется Общественным Благом, что гармонизировало отрасль и устранило жестокую конкуренцию. Герой-Друг-Детства уныло комментирует, что никаким не Общественным Благом, а этим самым вашингтонским пулом, в итоге число поездов сократилось на треть, а президент конкурирующего ж/д концерна покончил жизнь самоубийством. Мямля-Братец визжит, что они в этом не виноваты, у них не было выбора, не банкротиться же им, это привело бы к национальной катастрофе.

В конце совещания мямля-братец сообщает ЛС, что она должна выступить сегодня в ток-шоу того самого Негодяя-Журналиста . Ведь все подозревают, что она дезертировала, как и прочие крупные бизнюки - вот она и должна опровергнуть эти слухи и укрепить дух нации. Мямля-братец жалок и раздавлен: у них нет выбора - вашингтонские дяди держат их за горло.

***

К Лютой Сестре в кабинет заявляется жена Олигарха-Изобретателя. И  сладким ленивым голосочком законченной сучки сообщает, что лютой сестре таки придётся выступить сегодня в ток-шоу подонка-журналиста, что бы она там себе ни воображала. Это важно для мудаков из правительства. И рассказывает, что её муж недавно подписал дарственную правительству на ниибацца-сплав. Каково ему это было, отдать труд своей жизни - но пришлось, и это с успехом используется пропагандой. И сделал он это ради репутации и чести Лютой Сестры. Вот такую цену ему пришлось заплатить за шлюху. И с наслаждением сообщает, что это она донесла правительству, это она отняла у мужа ниибацца-сплав, и все доказательства - книги записей мотелей, счета за драгоценности - в надёжном месте и будут завтра разосланы в газеты, если она не придёт на ток-шоу. И придётся Лютой Сестре, ха-ха, повиноваться. И ей ничем не откупиться, никакими долларами - ибо жёнушка Олигарха-Изобретателя лишена алчности, мотивы её типа бескорыстны. (Мадам в очередной раз объявляет «бескорыстием» властолюбие -  но мы, конечно, не можем поверить, что это ей нужно чтобы ввести читателя в заблуждение. Ах, наверное, её кто-то обманул!)   Лицо лютой сестры освещается, как прожектором, бесстрашием и упорством учёного: она придёт на ток-шоу. А читатель уныло морщится: шо, неужели отрицательные персонажи мадам настолько картонно-дебильны, что дадут заклятому врагу прямой эфир?

А вечером, естественно, именно это происходит. Лютая сестра - таки в прямом эфире на всю страну. В студии собрались высокие чиновники, плюс мямля-братец и жёнушка Олигарха-Изобретателя. Передачу контролируют специальные цензоры, готовые в случае чего выключить микрофон. Для начала немного пофилософствовав об удовольствиях и счастье - для разогрева и усыпления бдительности цензоров - ЛС переходит к подробностям своих отношений с Олигархом-Изобретателем, гордо заявляет что они были любовниками, что получали от этого кучу удовольствия - а под конец во всеуслышанье режет правду-матку, что дарственную из Олигарха-Изобретателя вытянули шантажом негодяи из правительства, угрожая предать гласности их отношения.  Опешившие тупицы-цензоры не успевают вовремя выключить микрофон - типа, ведь говорила гостья вроде не о запретной политике, а о личных делах, этого  в инструкции не было. В студии переполох, падает выбитый подонком-журналистом из рук ЛС микрофон из ниибацца-сплава - и из него слышится запоздалый щелчок отключения. (Из микрофона, как известно,  щелчок отключения слышен, только если заклинило стрелку контрольного осциллографа.)  Директор студии визжит от ужаса, просит инструкций у высокого чиновника - а ЛС торжествующе уходит. Садится в такси - у таксиста, разумеется, приёмник настроен на ту самую передачу. После треска и молчания диктор, наконец, бодро объявляет перерыв по техническим причинам, а народ Америки в лице таксиста благодарит ЛС за Правду-Матку.

ЛС приходит домой, а там её ждёт Олигарх-Изобретатель. Пытается её успокоить, мол, я всё слышал по радио, ты молодец, всё худщее позади. ЛС с тяжёлым сердцем пытается ему объяснить, что он зря радуется, что для него есть ещё очень плохие новости - но тот не даёт ей слова вставить, а произносит очередной Очень Длинный Монолог С Философскими Канцеляризмами, с очередным кратким пересказом истории о том как её встретил-полюбил и о философской тождественности этой любви и его любви к своим капиталам. Разум-сущность-воля-душа-враги-мистики-тело-познание-материя и прочие блаблабла. А в конце этой очень длинной путанной речи Олигарх-Изобретатель успокаивает её, что уже всё понял: за этот месяц она встретила мужчину своей мечты, которого действительно любит. ЛС потрясена - откуда он знает?! Олигарх-Изобретатель поясняет - по употреблённому ей в радиовыступлении прошедшему времени. Да и никакая иная причина не могла заставить её задержаться. И он, совсем как Медный Олигарх чуть раньше, тоже благородно объявляет в стиле романа Чернышевского «Что делать?», что она на самом деле всё равно любит его, просто иной любовью, и будет всегда любить, и ему этого достаточно. Он ещё вяло пытается узнать, кто же этот соперник, проницательно догадывается, что это Джон Голт и что все беглые буржуи собрались в том месте, куда упала ЛС. ЛС подтверждает, что всё таки да, что её новый возлюбленный и есть самый настоящий Джон Голт, он же - изобретатель ниибацца-двигателя. Они в очередной раз твёрдо решают сражаться с грабителями до конца, и, счастливые, платонически засыпают, держась за ручку. (Помнится, мадам в прошлом томе яростно обзывала платонические чувства «жалким лицемерием» - так что поздравляем её с очередным фейлом).

***

Мямля-братец обтяпывает свои коррупционные делишки. Он очень устал от безумных вечеринок с коррупционерами из ПЖИВ, где вытирают ноги о персидские ковры и стряхивают на них же сигарный пепел. Они с Плохими Дядями только что организовали новую Фирму Зла - в фирму вошли латиноамериканские коррупционеры, и фирма получит право на 20 лет управлять всей промышленностью народных государств Южного полушария. Через месяц аргентинцы объявят народное государство, совместо с чилийцами национализируют компанию Медного Олигарха - и, таким образом, вся медь будет их. Мямля-братец вложил в акции этой Фирмы Зла огромные деньги. Он  устало бредёт, видит нищего, суёт ему первую попавшуюся бумажку, это оказывается сто баксов - но ему пофиг деньги. Нищему тоже пофиг, сколько ему дали, он не ценит денег. Это всё по-настоящему страшно и ужасает самого мямлю-братца - что даже если и он станет нищим, то всё равно останется равнодушен к деньгам. Это потому что они у него всегда были, вот он их и не ценит. (Помимо ужаса от своего безразличия к деньгам он мимоходом вспоминает произошедшие по вине нового Плана Объединения Железных Дорог события: банкротства, самоубийства, депрессию всей Северной Дакоты, убийство, совершённое сыном обанкротившегося владельца завода - и на закуску историю про то, как начальник закрытой станции в Канзасе, собиравшийся стать учёным, бросил всё и стал мойщиком посуды. Начальники станций, они всегда так - собираются стать учёными, а потом опа - только его и видели.) Разбитый мямля-братец бредёт к жене.

***

Дальше идёт тема жены мямли-братца - длинная история постепенного прозрения золушки, которая старается соответствовать достигнутым высоким стандартам, изучает этикет, но постоянно наталкивается на какие-то подозрительные детальки о своём великом муже. Там много высоких слов и разыгранного недоумения с уничижительными взглядами и семейными разборками, но вкратце - хотела девочка выйти замуж за делового альфа-самца, а оказалась женой нечистого на руку мямли-лузера, похваляющегося своими коррупционными связями в ПЖИВ и тем, как они ловко сейчас кинут Медного Олигарха. Самое ужасное - что этот жулик-и-вор мошенничает даже не ради денег (это было бы полбеды), а в силу внутренней гнилости и ничтожности (как и все твердящие о мадам-альтруизме). Лузер требует любви ради себя какой он есть - а девочка полагает, что это требование любви незаслуженное, не заработал он на любовь. Короче, история двух неспособных любить слепков сознания мадам-авторши, притом вовсю оперирующих словом «любовь» в обрамлении философского канцелярита - из которой истории мадам-авторшей делается  философия, какая любовь более настоящая - бескорыстная «любовь» в исполнении омерзительного коррумпированного мямли-грабителя, требующего себе незаслуженного уважения и любви и постоянно твердящего о своём человеколюбии и бескорыстности - или любовь в исполнении девочки-искательницы деловых альфа-самцов, утверждавшей что она «любила», да не за того приняла, и на старуху бывает проруха, как говаривала польская красавица Инга Зайонц.

В конце концов жена мямли-братца догадывается поговорить с Героем-Другом-Детства, и тот ей всё объясняет. Она бросается к ЛС просить прощения за то, что плохо о ней думала. И происходит между ними примирительная беседа, как всегда, до ужаса дидактическая, в которой мадам устами ЛС обвиняет, обличает и проповедует. «Блаблабла, милая девочка, вот тебе моя многабукв, а меня ненавидят за то, что я справедливая. Плохие Дяди обзывают меня лютой и бесчувственной – но на самом деле я справедлива, раз не питаю к ним спонтанных, не вызванных рассудком, незаслуженных чувств.» И вообще, поучает ЛС, справедливость – противоположность благотворительности. У жены мямли-братца от слова «справедливость» случается просветление – она всё поняла. И читатель тоже всё понял – «альтруисты» несправедливы, а «атланты», соответственно, справедливы. Вот оно что, Михалыч. (Вообще справедливость – штука многогранная. И отнюдь не тем, кто богатеет, присваивая прибавочный продукт, рассуждать о своей справедливости. Опять же забавно: справедливы ли обвинения Плохих Дядь в лютости Лютой Сестры?  Таки справедливы – ибо эта дамочка ведёт себя совершенно как мороженая рыба, и нетрудно посчитать с помощью поиска буквосочетания «улыб», сколько раз она улыбается по сравнению с другими персонажами (притом если и улыбается, то обычно насмешливо, печально, с горьким удовлетворением или угрожающе – и лишь считанные разы радостно)).

Дальше идёт совсем уж возвышенная философская беседа в стиле «Диалогов» Платона (или в стиле «Поучения Шри Кришны его ученику Арджуне перед битвой на поле Курукшетра»). «Как стать настоящей, незамутнённой ТП, подобно тебе, неисковерканной этим ужасным миром?» - смиренно вопрошает жена мямли-братца. «Для этого есть Главное Правило ТП, которому я неукоснительно следую», - ответствует ЛС. - «Не ставить ничего — ничего! — выше суждений своего разума. Пока ты ещё дурочка-дурочкой - но лишь возомни себя умнее всех, а свой ум совершенным инструментом - и ты  с лёгкостью сможешь превзойти сожжение Коперника, достигнуть высших стрелок осциллографа и иных кочегаров тепловозов!» «О, спасибо, я долгие годы искала ответ - а теперь внезапно всё поняла и достигла просветления!» «Внимай, ибо это чувство есть самое благородное  и высшее на свете.» «Впервые за много месяцев во мне зажглась надежда! А то я совсем извелась, стала даже подозревать, не являюсь ли я, случаем, всего лишь персонажем глупого дамского романа и не оттого ли вокруг такой безнадёжный бред происходит...» Окрылённая надеждой ученица уходит, такая хрупкая-беззащитная. Мямля-братец видит её приход домой, и, распсиховавшись, шваркает об стену старинной вазой венецианского стекла - и наслаждается от мысли, что миллионы семей живут так, что могли бы год прожить на стоимость этой вазы.

Но напрасно окрылялась надеждой жена мямли-братца -  в итоге всё заканчивается плохо, она вскоре самоубивается, ибо законы дамского романа неумолимы.

***

Мадам-авторша сурово мстит маловеру-читателю за эту смерть, послав в него сразу несколько отравленных стрелок осциллографа.

Для начала она описывает совершенно удивительную историю с обрывом медного телеграфного провода на калифорнийском участке ж/д концерна. Мало того что мадам-авторша не подозревает, что телеграфная проволока делается из стали - так она ещё в поэтичных деталях живописует, как переслужившая свой срок медная проволока висела-висела, провисала-провисала, и наконец оборвалась от накопившейся водяной капли (не ветер её доконал, не птица, не вибрация от проезжающих поездов - а капелька дождя. Медную проволоку, ага, которая типа так обветшала - это ж сколько столетий она так висела, спрашивается?) Далее мадам описывает муки местного филиала ж/д концерна, неспособного починить этот обрыв: медь в ужасном дефиците (сказываются объединённые усилия Медного Олигарха и Плохих Дядь), последние остатки остродефицитной медной проволоки спёр завскладом и толканул теневым делягам, которых покрывает коррумпированный чиновник в Вашингтоне.  В филиале все боятся взяться за ремонт этого обрыва: ответственность сразу ляжет на инициативного, и провал, соответственно, тоже. В итоге некий мелкий работник звонит ЛС в НЙ из телефона-автомата, за свой счёт - сообщает о беде, и ЛС принимает Чертовски Умное Решение перебросить последние запасы медной проволоки из филиала в Монтане - ибо калифорнийская ветка важнее, там ведь возят последние остатки добываемой нефти. (Что можно починить  обрыв множеством иных способов, а не только полной заменой проволоки, мадам-авторша и не подозревает - не атланчье это дело, она же писательница, ёпта, высокоинтеллектуальная специалистка по топ-менеджменту железных дорог и сталелитейной промышленности, а не быдломонтёр неразумный; её дело поучать, а не в деталях разбираться).

Итак, мяч у Лютой Сестры. Она на очередном совещании, на котором истерит мямля-братец. После смерти жены он стал совсем истероидом. ЛС вполуха слушает его истерики и вспоминает грустную историю про то, как состав со сталью директивно отправили вместо остро нуждавшегося в ней передового предприятия, ждавшего эту сталь 2 недели  - в другой штат, чтобы отдать её градообразующему предприятию, уже год находящемуся на грани банкротства. В итоге обанкротились оба предприятия. Жителей обанкроченного города посадили на пособие - но поскольку в опустевших житницах для них нельзя было найти продовольствие, то пришлось отнять семенное зерно у фермеров Небраски. Читатель стряхивает со своей толстой шкуры очередную стрелку осциллографа: ага, а если бы разорившихся горожан не посадили на пособие, то и зерно не пришлось бы отнимать. Зерно, ясное дело, тоже бы автоматически появилось в житницах (понятное дело - оно родилось бы в результате товарно-денежного обмена за продукцию этих заводов, бгг).

Пока замучанный стрелками осциллографа читатель отплёвывается и оттирает экран электронной книжки, мадам быстренько протаскивает вывод о тождественности грабителей  и благотворителей. Ведь ужасные последствия их дел неотличимы, объясняет она: поди разбери, какие города уничтожены в результате деятельности Коррумпированного Чиновника, делающего себе дворцы и яхты, и какие города уничтожены в результате действий Благотворительного Чиновника, отнимающего чью-то еду чтобы обеспечить ей тех, кто на неделю ближе к голоду. И тот и другой, объясняет мадам, одинаковы по сути и по духу, в основе их действий лежит потребность, одному нужны яхты, другому еда, и для них это достаточное основание чтобы отнимать у других, и нечего жалеть недоедающих – ведь они сами легко принимали отнятое у других топливо, и так далее. Все, короче, грабители, всех пороть.

А мямля-братец тем временем наезжает на ЛС: мол давай, спасай ситуацию. «Это твой долг, блаблабла, ты обязана нас спасти. Ты ведь равноценна нашему Великом Предку. Ведь у тебя есть разум, у меня нет – но я твой брат, и хочу владеть ж/д концерном, и имею такое же право, блаблабла. Такова реальность – фигли ты не принимаешь её как есть?» Тогда ЛС требует от мямли-братца, чтобы они со своими грабителями ушли и дали дорогу тем, кто может всё исправить и начать с нуля. «Нет!!!» - орёт мямля-братец. – «Я здесь на 8 аршинах сидел и сидеть буду! Ты моя сестра и обязана спасать!» ЛС в отвращении пытается уйти, но мямля-братец, посмотерв на часы, её задерживает и с важным видом включает радио, мол, смотри как я умею – сейчас должны передать Очень Важное Сообщение. Вскоре диктор зачитывает новость, но голос его невесел: только что правительства Чили и Аргентины объявили о национализации империи Медного Олигарха – но ровно в 10 часов, как только председательствующий ударил молотком, вся империя Медного Олигарха нахрен взорвалась – все шахты, корабли и склады (людей рассчитали и вывели с предприятий на час раньше). И все остались с носом, вместо того чтобы вкушать от пирога. Никаких следов подготовки этой акции полиция не нашла. А сам Медный Олигарх исчез – и все способные администраторы, геологи и инженеры тоже исчезли. «Поправка: исчезли самые эгоистичные» - многозначительно поправляется диктор, чтобы читатель сам убедился, что «способный»=«эгоистичный». ЛС торжествует, а мямля-братец бьётся головой об стену, пытается дозвониться то в Чили, то в Аргентину, то в Вашингтон, визжит от горя и пускает обильные пузыри.

***

ЛС и Олигарх-Изобретатель ужинают в дорогущем ресторане. На них смотрят, узнают – они знамениты, их любовная история внушает людям разные чувства, кто ненавидит, кто восхищается, кто завидует. Обсуждают проделку Медного Олигарха. Олигарх-Изобретатель жалуется, что устал шакалить по стране, ища противозаконные пути приобретения сырья. Притом с него пока все ограничения на выплавку ниибацца-сплава то ли сняли, то ли закрывают на них глаза – а вот с сырьём задница. А меди скоро совсем не будет. А ещё Олигарх-Изобретатель рассказывает, что в стране назревает голод (Шо, опять?! У мадам же уже была описана куча голодных смертей, правда, она на время о голоде забыла.) Кругом полный крах сельского хозяйства (вот для чего мадам нам рассказывала историю про семенное зерно, ушедшее рабочим разорившегося завода). Олигарх-Изобретатель сообщает, что последняя надежда Этой Страны – Миннесота. Там, несмотря на полный развал и разорение в сельхозпроизводстве, чудом и героическими усилиями фермеров вырос хороший урожай зерновых после череды неурожаев – и его необходимо спасти. И если действовать решительно, то зиму Этой Стране удастся пережить. Нужна сельхозтехника – её катастрофически не хватает. Весь утаённый металл Олигарх-Изобретатель уже продал в кредит производителям сельхозмашин (он пространно оправдывается, что это не благотворительность, а поддержка способности вместо потребности, поддержка упрямых способных производить вместо клянчащих потребителей). Короче, наши бравые олигархи собираются спасти от голода Эту Страну ещё на одну зиму.

А вокруг начинает истерить ресторанная публика, обсуждая подлый поступок негодного Медного Олигарха – да как он посмел так всех наипать, да это наверняка всё случайные совпадения,  они-то думали, что живут в век братской любви и доброты, блаблабла, им страшно.  А за окном висит огромный календарь на самом высоком небоскрёбе НЙ  (этот календарь мадам время от времени упоминает по ходу сюжета). И вот наступает полночь, с небоскрёбного календаря сползает уходящая дата – а вместо завтрашней даты появляется привет, огромными рукописными буквами:

Брат, ты просил меня об этом!
Подпись: Полное-Длинное-Испанское-Имя-Медного-Олигарха

(Глава называлась «Сторожа братьям своим» и в ней несколько раз обыгрывалась фраза Каина «разве я сторож брату своему»)

ЛС и Олигарх-Изобретатель в восхищении.

Продолжение следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments